В принципе, представителями этой элитки были выбраны два направления — Юрмала и Израиль. Редкая птица в этом списке — актер Вайсман, он Бiлий, который решил попробовать, что чувствовали его предки, которых представители УПА-ОУН (организация запрещена в РФ) резали в 1943 году на его родине в Винницкой области — он заявил, что едет на Украину. Надо понимать, поближе к фашистам. Правда, выплыл он в Риге, (столице другого фашистского государства, где в свое время евреев уничтожали ни с меньшей тщательностью, чем на Украине). Но это уже тема другого разговора — о порядочности. Точнее, о непорядочности и проданной памяти.

Я же хочу посмотреть на тех, кто по какой-то причине выбрал Землю Обетованную, место моего жития вот уже 32 года. Когда-то, много лет назад, культура и искусство вновь образовавшегося еврейского государства были густо замешаны на культуре выходцев из Советского Союза. Впрочем, основа этому была заложено еще раньше, до Союза. Поэтому и интересно, много ли могут дать Израилю представители «новой» российской культуры, представители Самопровозглашенной Российской Интеллигенции (СРИ)? Но сначала — вообще о культурных связях в Израиле.
В свое время тут была такая теория «плавильного котла». Смысл ее заключался в том, что приехавшие из разных стран репатрианты должны привнести в культурный мир Израиля свою национальную культуру и все это переплавится в новую израильскую культуру.
Ничего, естественно, не получилась. Во-первых, потому, что подавляющему большинству стран нечего было вносить. Одним из-за с невысокого уровня собственной культуры, другим — потому что приехали люди, к культуре не имеющие ни малейшего отношения. И если приехавшие из СССР пели вечером под пальмами, скажем, «Подмосковные вечера», то выходцы из Германии, Франции, а тем паче США, не пели ничего. Могли ли выходцы из Йемена, Марокко, Германии, Югославии привезти сюда «свой» театр? Нет! За неимением оного. Единственное, что как-то смешивалось, это музыка. Но, в основном, народная.

Однако начнем с театра. Главный театр на иврите — «Габима”(сцена) был основан на территории Российской Империи, а когда он переехал в Израиль, то уже состоял, в основном, из учеников студии Вахтангова, которую тот открыл, скажем так, с благословения Станиславского. Театр существовал и существует ни шатко, ни валко, но его поддерживает государство. Существует в Израиле и театр на идиш, в котором играют (а, точнее, играли) выходцы из бывшего СССР. Неплохой театр, но носителей идиша, т. е. зрителей, становится меньше и меньше. Есть еще несколько театров, как профессиональных, так и полупрофессиональных.
Никакого: «Ух-ты, какой спектакль!» там практически не бывает. Понимаете, когда нет настоящей театральной школы, трудно создавать то, что могло бы потрясти зрителя. Да к тому же, скажем честно, по театрам публика особо не ходит. И не буду обижать различные группы населения, но выходцы из восточных стран составляют малую часть зрителей, хотя их в стране большинство. В 1990 году был создан якобы русский театр «Гешер», что означает «Мост». Как бы мост между двумя культурами — русской и ивритской. Мост давно сломался, спектакли идут только на иврите с русскими субтитрами, почти вся труппа никакого отношения к русскому языку не имеет.
Вообще, несмотря на основу русского драматического театра, израильский театр постепенно становится все больше похож на западный: полный фьюжн, или, говоря словами Лермонтова, «Смешались в кучу — кони, люди…» . Добавлю от себя — и конский навоз.

Это тенденция — чем больше я смотрю на произведения израильского искусства, тем больше вижу в нем примеры вторичности, перепевы западных, в основном американских произведений искусства. Я смотрю израильский фильм, и почти точно могу сказать, какой эпизод, какая сцена украдены из американского фильма. И дело не только в том, что украдена — крадут все и у всех, она плохо выполнена. На мир израильского кино в момент его становления оказывал большее влияние арабский кинематограф. Дело в том, что в стране практически всегда было сефардсткое большинство. Т.е выходцы из стран Магриба (Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис), а также Йемена, Сирии, Курдистана. Для них восточное кино, где «рвут страсти», — это нормально, это хорошо. Именно на эту публику и ориентировались израильские режиссеры. А поскольку они все были выходцы из ашкеназийской (европейской) культуры, то не впитав восточную культуру с молоком матери, снимали так, как они представляли себе Восток.
Конечно, сейчас многое изменилось, кинематограф стал больше приближаться к американскому и европейскому образцу. Даже появились фильмы лауреаты фестивалей. Но… Мы-то с вами знаем, кому и как дают награды. Например российским звягинцевым, сокуровым и прочим… Вот и тут — собирают награды израильские фильмы, режиссеры (чаще арабы) с левыми взглядами, которые рассказывают об «угнетении» злыми евреями добреньких арабских террористов. Кто больше выльет грязи на свою страну, тот и получит приз. Похоже?
Русские актеры, когда-то в начале 1990-х приехавшие в Израиль с намерением жить и работать, потихоньку вернулись в Россию (Козаков, Валентин Никулин, Каневский, певец Леонидов) или уехали в ту же Канаду, как Павел Цитренель (хотя он много здесь поработал).
Надеюсь, здесь вам все понятно — израильский театр, а тем паче, кино, продолжившие традиции русского театра, постепенно от них отошли. Впрочем, как я понимаю, в России они, к сожалению, то же не в чести. Слабый театр, средний кинематограф… традиции, на которых все начиналось, давно утеряны.

Изобразительное искусство. Иудаизм, как и ислам, запрещает любое изображение животных, людей или небесных тел. Поэтому, скажем прямо, и живопись, и скульптура начала развиваться только в 20-м веке, когда светская жизнь в еврейской среде стала выходить из-под опеки религии. Я не буду морочить вам голову искусствоведческими терминами (все же я «художник-технолог сцены» по диплому) но все, виденное в Израиле, особенно за последнее время, дает мне основания предполагать, что классический рисунок здесь не препадают вовсе. Конечно, я утрирую, но все-таки… Я, например, не видел ни одной нормальной, реалистической скульптуры. Помните, недавно выставленную в Москве на Болотной набережной, скульптуру? Вот, все в том же ключе.
В городе Цфат есть целый квартал художников. Они там живут, они там работают, они там продают свои работы. Вот там реализма много. Это не обязательно кондовый советский соцреализм, это интересные, подчас глубокие работы. Но фокус в том, что на 95% все эти художники из бывшего СССР. В работах чувствуется школа, которую я, при всем моем желании, не могу разглядеть в работах современных художников-израильтян. И опять же повторы. Причем в отличие от первоначальных работ… Как говорила моя мама: «Тех же щей, да пожиже влей».

Что в израильском искусстве на высоте, так это музыка. Прекрасные симфонические оркестры, высочайшая культура исполнения, высокое мастерство. Это и неудивительно: сейчас меньше, а лет 20 назад симфонические оркестры на процентов 80 состояли из выпускников Московской, Ленинградской, Саратовской, Новосибирской консерваторий.
Про эстраду мне трудно рассуждать, ибо, на мой взгляд, она ничем не отличается от любой западной эстрады. Пожалуй, только внесением в музыкальную ткань произведений, неких аллюзий на восточную музыку.
Хотя еще совсем недавно по израильскому радио звучали до боли знакомые мелодии. Не имея собственных композиторов, репатрианты и довоенные, и те, кто уцелели в концлагерях и репатриировались в Израиль в 1950—1960 годы, поступали просто — они брали песни братьев Покрасс, Соловьева-Седова, Лебедева-Кумача и прочих советских композиторов и писали на эти мелодии ивритский текст. Замечу в скобках — также перекочевали на иврит и русские сказки: «Маша и три медведя», «Репка» (которая в иврите превратилась в морковь), и другие.

Даже из такого беглого (и, наверное, субъективного) обзора израильского искусства можно понять, что в свое время «русские» артисты, режиссеры, художники и музыканты внесли значительный вклад в развитие израильской культуры. Сейчас, глядя на то, как некоторые известные и неизвестные деятели российской культуры устремились в Израиль, может прийти в голову глупая мысль, что и они внесут что-то новое, интересное, хорошее, высокое в нынешнюю израильскую культуру. Не внесут, и тому сеть несколько причин.

Первая. Израиль уже выбрал свой путь развития культуры. Западный. Хорошо это или плохо — не мне судить. Хотя я считаю, что мог быть путь креативный, ибо Израиль — ни на что не похожая страна. И вот все эти культуртрегеры из России, которые пытаются изобразить в Израиле движение русской культурной мысли, они Израилю не нужны. От слова абсолютно. Да, действительно в Израиле есть несколько десятков тысяч русскоязычных, которые могут пойти на концерты Галкина, Хаматовой, Урганта, Белого (кстати, он анонсировал свои гастроли в Израиле), но не они составляют «культурный электорат».
Возраст таких зрителей — от 50 и выше. Тем, кого привезли в Израиль детьми, все эти артисты, певцы, литераторы и прочие российские оппозиционеры-пацифисты — они нафиг не нужны. Вот собрали Гельман и Ко в Тель-Авиве какую-то конференцию «Новое Слово». Этого мероприятия, кроме самих устроителей, никто не заметил. А они посидели, помололи языками и… И что? Ну, провел Галкин 4 или 5 концертов в Израиле, и что дальше? Сейчас, правда, есть некая категория зрителей — так называемые беженцы. Но эти вообще к Израилю никакого отношения не имеют. Деньги у них есть, работать они не работают — могут и на концерты походит. То, что существуют театры — не все про них знают. Про музеи я и не говорю. Кстати, обратите внимание, слово «музей» на русском и украинском звучит одинаково, ибо в украинский язык оно попало из русского. Первый музей на Украине был открыт в 1899 году, а в России — в 1714-м.

И вторая причина, почему эти новые туристы, изображающие беженцев от «путинского режима» не могут и не смогут внести что-то в израильскую культуру, — не только они не нужны Израилю, но и им Израиль не нужен. Те евреи, о которых я рассказывал в начале, они приехали в еврейскую страну с огромным багажом великой русской культуры и искренне старались поделиться с выходцами из других стран всей красотой и величием русского искусства. Они полюбили Израиль, и стремились сделать его культуру лучше, богаче. Нынешние же не хотят ничего, кроме афиширования собственных персон. Естественно, они создать ничего не могут. По большому счету — они и Израиль не любят. И они никогда не станут частью Израиля, никогда не будут частью израильского культурного пространства.
Это абсолютно однозначно. Ибо они по своей ментальности как были «пятой колонной» в России, так и здесь ей остаются. Ибо, например, понятие «обезопасить свои границы превентивным ударом» — израильская концепция, известная еще со времен Шестидневной войны 1967 года, вызывает у них отторжение. Но это — отдельная тема.
Кстати, а в других странах, картина еще хуже. Но это так, к слову…

Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2022/08/22/igor-levitas-o..

Игорь Левитас — о тех, кто слинял заграницу: Вода в унитазе тоже шумит: EADailyeadaily.com

Translate »