Мне писать о российском культурном пространстве и легко, и тяжело. Тяжело потому, что я смотрю на него издалека. А легко потому, что я ни с кем не связан, ни от кого не завишу, мне не надо все время держать в голове, «что станет говорить княгиня Марья Алексевна». Кстати, о цитате из Грибоедова. Уровень драматургии — прошло 200 лет, а мы свободно можем цитировать текст пьес.

А вот нынче:

«Это такая редкость, когда в текстах настоящая драматургия. И удивительным образом, когда один куплет поет мужчина, а другой — женщина, вдруг получается диалог», — сказала Пересильд, представляя свой первый музыкальный спектакль «Мужчина/Женщина» в Театре на Бронной.

Дебютным стало и появление на сцене в качестве актера лидера группы Zero People Александра Красовицкого. Я ничего не имею против спектакля и работы Пересильд и Красовицкого — рад за них. Вот только современные песни — это не драматургия. Это рифмованные однодневки, которые через год никто и не вспомнит. Но таково, к сожалению, понимание современными звездами и незвездами драматургии театра вообще. Настоящая классическая драматургия давно исчезла со сцен российских театров. А если и появляется, то настолько вывернутая и опошленная, что представленный покойный классик начинает вертеться в гробу как волчок.

При этом театральные деятели считают, что никто не вправе не то чтобы указывать, но даже советовать, что ставить. Например, недавно было открытие сезона в Театре Вахтангова. Показательна речь художественного руководителя и директора театра Кирилла Крока. Про то, что художественный руководитель не имеет никакого театрального образования, я умолчу — это нынче в моде. Кирилл Крок обратился к «каким-то людям», которые «почему-то решили, что они могут диктовать театрам, что им можно играть, а что нужно снимать с репертуара». Он не назвал ни имен, ни наименований учреждений, которые имел в виду.

«Мы сами будем решать, какие спектакли нам играть», — сказал директор, не уточнив, кто конкретно несет ответственность за эти вопросы в театре.

Также он не объяснил, как вахтанговцы принимают подобные решения. И он вообще против, чтобы он выступил против того, чтобы «какие-то люди» решали, что играть на сценах театров. Это говорит директор театра, в котором главным режиссером до недавнего времени был Туминас, который в 2015 году на гастролях в Нью-Йорке заявил, что «строгий режим необходим, может быть даже жестокий. Иначе начнется хаос, революции. Это никому не нужно» (цитата по Delfi.ru). В другом интервью, уже в 2018 году, Туминас сказал, что «цензура должна быть».

«Я бы ее ужесточил еще больше… Если она основана на достоинстве, морали, конечно она должна быть. Чтобы люди не испортились».

Но люди испортились. И Крок, который сделал себе имя, находясь рядом с одним из самых популярных режиссеров России, вдруг заявляет, что он будет решать, какие спектакли будет играть. Это говорит человек, который все время руководит театрами (включая учебный театр Школы-студии МХАТ), сидящими, кроме дотаций от Минкультуры, еще и на президентских грантах. Кстати, пикантности ситуации добавляет то, что Крок сам в комиссии по распределению президентских грантов.

Вот она, типичная для сегодняшнего дня ситуация среди так называемой творческой интеллигенции — мы ставим, что хотим, играем, что хотим, и работать у нас будут те, кого мы хотим. Нам общественность и власть — не указ. К чему это приводит, я думаю, понятно.

В те же дни в рамках недавно закончившегося Московского международного кинофестиваля кинематографисты страны (понятно, что не все) совсем по-другому смотрят на проблему:

«Мы сошлись на одном — нашей индустрии необходим госзаказ и понимание того, что государство и общество могут получить от кинематографа», — сказал президент Гильдии сценаристов Алексей Алешковский.

Казалось бы, какое отношение все эти разговоры имеют к модным ныне мотаниям российских актеров и шоуменов между странами. А самое прямое. Представители власти до недавнего времени, до 24 февраля, все играли в либеральных демократов и позволяли лить грязь на страну, которая доверила им руководить. Мало того — многие представители высшего чиновничества охотно посещали все скандальные постановки и премьеры пятой колонны российского искусства. По-моему, господин Песков не пропустил ни одной. Премьер Мишустин вручил Госпремию Яхиной за графоманский пасквиль на Россию «Зулейха открывает глаза». Не сомневаюсь, что только благодаря протекции того же Пескова и иже с ним произошло приглашение латышского режиссера Херманиса, звериного русофоба, ненавидящего Россию всеми фибрами своей души, на постановку в Театре Наций спектакля про человека, разрушившего СССР, про Горбачева. Естественно, с Чулпан Хаматовой в главной роли.

Кстати, обратите внимание: как только создается что-то русофобское — фильм про ту же Зулейху, спектакль «Горбачев», — кто в главной роли? Ясное дело — Хаматова. При этом она обласкана властями, как и Миронов, пригласивший Херманиса, как и многие другие, которые, как обиженные кошки, гадящие в тапки хозяевам, плюют на Россию. А руководство России благодушно взирает на это и покупает новые тапки.

Вседозволенность — вот главное, что характеризует представителей Самопровозглашенной российской интеллигенции. Не свобода слова, не демократия, не стремление к правде, а полнейший анархизм, попрание всех приличий и всепоглощающий эгоизм. Примером такого эгоизма может послужить, в частности, заявление Лободы, назвавшей себя певицей № 1 в России. Что такого было в этой жертве анорексии, за что ее могли любить миллионы? Прекрасно сделал Эдгар Запашный, который тут же ответил Лободе делом — провел опрос на тему «А кто для вас № 1 на российской эстраде?». У Лободы оказался всего 1% — звезда № 1.

И вот тут встает вопрос: а что будет дальше с Лободой, Галкиным, Хаматовой и прочим мусором? Талантливым, но мусором. С одной стороны, вроде есть некоторые подвижки — Песков заявил:

«Я не слышал ни одного заявления от Аллы Борисовны Пугачевой. А ее супруг — вот ему явно не по пути. Супруг делал очень плохие заявления, которые я сам читал».

А ведь еще в апреле Песков призвал не «записывать в пятую колонну» тех, кто испугался или не понял решения российских властей о военной операции на Украине, и отмечал, что уехавшие из России ведущие и артисты не стали врагами государства, а телеведущего Ивана Урганта он назвал «большим патриотом».

Сняли спектакли Димы Крымова, ярого русофоба, отменяют концерты некоторых исполнителей и ансамблей. И это хорошо, и это отлично. Никита Михалков подал в суд на режиссера Манского за клевету. Я Михалкова недолюбливаю, но тут он абсолютно прав! Охамевших русофобов надо учить. Многие из вас просто не знают, какую травлю России развернул Манский на телеканале «Настоящее время». Я иногда его смотрю, чтобы убедиться в правильности выбранного мною пути.

Некоторые из актеров, те, у кого в голове есть какие-то мозги, пусть и в зачаточном состоянии, те либо молчат, либо, если уже уехали, так же молча, тишком-нишком пытаются вернуться. Такое, знаете ли, возвращение блудного сына. Но… Единожды предавший, кто тебе поверит!

И вот тут возникают сомнения, тягостные раздумья: а ведь поверят, а ведь пустят обратно, а ведь простят. Слишком хорошо у них налажены связи, слишком много у них покровителей во властных кругах. Посудите сами. Чудом только такое «черте что» российской эстрады, как Манижа, не попало на казачий фестиваль. Вы вдумайтесь: где она и где южнорусское казачество! А ведь кто-то усиленно толкал ее. Вопрос: кто? Ибо это был явно человек с огромными связями.

Мне тут недавно прислали ролик какого-то украинского пропагандиста, который призвал россиян прислушаться к голосу артистов. Типа если вы их любили, то должны им верить. Артисты, естественно, были из числа вышеперечисленных. Я всю первую половину жизни провел в театре — умных артистов можно пересчитать по пальцам одной руки. А читая и слушая то, что и, главное, как они говорят вне текста ролей, можно лишний раз убедиться в их человеческом, простите, скудоумии. Да и почему надо их слушать в вопросах политики, общественной жизни, в вопросах патриотизма? Ничем их мнения не отличаются от мнения токаря, домохозяйки, врача, пенсионера. Все хамские высказывания Пугачевой не говорят ни об уме певицы, ни о понимании ею того, что творится в России, в мире.

Как говорил один из моих учителей, проработавший с артистами лет 60: «Артисты — это дети». Потом он делал паузу и добавлял: «Сукины!»

Игорь Левитас
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2022/09/08/igor-levitas-o-sukinyh-detyah-i-vseproshchenchestve

Translate »