Продолжаем усваивать уроки отступленияПродолжаем усваивать уроки отступления

Ну что же, как когда-то говаривал один мой преподаватель, «я совершенно не умею намекать, если вы понимаете, о чем я»… Во вчерашнем материале я говорил об уроках, которые мы обязаны извлечь из отступления. И вот прошло меньше суток и то, о чем я не умею намекать, произошло.

Нет, чуда пока не случилось. Зеленский не приехал в Москву, чтобы подписать капитуляцию. Да и НАТО во главе с США пока просто в прострации, не в панике. Но на это никто и рассчитывал. Работы предстоит ещё много. Той самой кровавой работы по демилитаризации Украины.

Вчера я писал о тактике украинского наступления и сравнил её с немецкой тактикой 1941 года. Те же клинья в стыки между подразделениями. Тот же охват позиций союзных войск с угрозой окружения и принуждение к отходу. Даже тот же массовый героизм обороняющихся, та же череда подвигов солдат и офицеров с присущей когда-то советским солдатам, а сейчас демонстрируемой российскими бойцами, самоотверженностью.

Сейчас слышу много разговоров о подвиге, именно подвиге, как бы ни старались принизить этот поступок наши противники, Игоря Смирнова, добровольца из Вологды, который вместе с 4 товарищами держал оборону на самом танкоопасном направлении и погиб последним из группы, подорвав себя гранатой.

Он не говорил громких слов перед смертью. Он просто поблагодарил товарищей за то, что ему довелось служить вместе с ними! Я никогда не цитировал стихи. Вроде как и не к месту они в серьезном материале. Но сегодня решил отойти от общепринятых правил. В память о Бубе (позывной Игоря) и других бойцах, которые отдали свои жизни за освобождение Донбасса и Украины в целом. Алексей Шмелёв:

Умирал солдат, как говорится,
без ненужных фраз и медных труб.
И гуляла пьяная столица,
и домой разъехалась к утру.

Облаков плыла по небу вата
от земли до самых райских врат.
И спросил апостол у солдата:
– За кого ты воевал, солдат?

И солдат, убитый под Донецком,
протянул апостолу в горсти
в крови и поту рисунок детский
и услышал голос:
– Пропусти.

Что сегодня происходит… Довоевались

То, о чем некоторые догадывались, но во время всеобщего панического непонимания стратегии российского командования не верили в саму возможность такого развития событий, произошло. Украинские подразделения, те самые 11 бригад ВСУ, которые все лето натаскивали на натовских базах представители западных армий, или уже уничтожены, или находятся в таком состоянии, что считать их серьезной боевой единицей как-то не хочется.

Я об отключениях… Тех самых ударах по инфраструктуре, о которых многие писали в комментариях. Ещё вчера стало понятно, что укровояки выдохлись. Напор существенно ослаб и вылазки стали какими-то показушными. Вроде тех пяти танков, что «ворвались» на окраину Песок, огребли по полной и героически убежали назад. Чувствовалось, что фронт стабилизируется.

Мне вечером написали интересную информацию. «Укры какие-то придурочные. Роют окопы у нас на глазах. Шуганем из АГСа – вроде спрячутся. Но через 10 минут опять роют»… Хотелось ответить шуткой, но понял, что не от хорошей жизни на той стороне под огнем закапываются. Понимают, что завтра-послезавтра их начнут поджаривать.

Итак, после отключения Запорожской АЭС наши решили, что пора отключать и другие источники электричества. Что и было сделано этой ночью в Харькове на ТЭЦ-5.

Оказалось, что вся современная военная наука на Западе, а значит и на Украине, как их прилежной ученице, стоит на… электричестве. Нет электричества – нет связи. Нет связи – нет координации войск. Нет координации – нет наступлению, да и обороне.

Конечно, мне сейчас возразят и вспомнят о генераторах и прочих вещах, которыми насыщена современная армия. Не буду спорить. Рации будут работать, свет в блиндаже будет, а мобильная связь? А интернет? А освещение в городах? Да элементарные насосы на бензозаправках будут работать?

Вчера я упоминал о снабжении войск продуктами. Что случилось сегодня в этом вопросе? Наступавшие ещё вчера теперь кушают сухпай. Оно, конечно, вкусно. Какое-то время. Но потом страшно хочется чего-нибудь простенького, без тушенки. С куском мяса или курицы. А их теперь нет. Холодильники разморозились на базе…

Кстати, те, кто активно пользуется соцсетями, заметили интересную странность сегодняшнего дня. Резко сократилось количество «уря» с украинской стороны. Как сократилось и количество агрессивных национал-патриотических матерщинников. В рядах укронацистов уже начали понимать, что началось традиционное перерождение «перемоги» в «зраду».

Все на переговоры… между собой

Помните, сутки назад Зеленский заявил о том, что не будет вести переговоры с Москвой. Только тогда, когда русские покинут территорию Украины… Интересно, а Кубань, Воронеж и так далее по украинским «хотелкам» они включат в территории Украины? Напомню его слова телеканалу CNN:

«Это мой принцип, я не говорю с теми, кто ставит ультиматумы».

Ну что же, не будет так не будет. Насильно мил не будешь. Но придется напомнить Киеву одно из высказываний, прозвучавших в кулуарах Госдумы России. Чем дольше будет длиться СВО, тем серьезнее будут требования, которые предъявит Москва Киеву.

Сегодня по этому поводу высказался Дмитрий Медведев в своем телеграм-канале. Дмитрий Анатольевич, как всегда, предельно корректен и максимально просто объясняет существующую на сегодня ситуацию.

«Некто Зеленский сказал, что он не будет вести диалог с теми, кто выдвигает ультиматумы. Нынешние «ультиматумы» – детская разминка перед требованиями будущего. И он их знает: тотальная капитуляция киевского режима на условиях России».

Таким образом, Медведев ответил тем, кто вчера громко ругал министра Сергея Лаврова за его заявление о готовности вести переговоры с Киевом. Мы готовы, но только на наших условиях. О том, как эти условия ужесточаются с каждым днем, я написал выше. Мне кажется, что это достаточно серьезное заявление очень серьезного и уважаемого российского политика.

Продолжение следует

Говорить о какой-то победе нам рано. Победы пока нет. Но появился контур будущего. Украинские войска растянуты и оторваны от баз. Российские ВКС и артиллерия успешного уничтожают мосты, дороги, железнодорожные узлы, куда возможна доставка пополнения.

Как я написал выше, наиболее подготовленные и боеспособные бригады ВСУ перемалываются и теряют боеспособность. С нашей стороны подготовлен достаточно мощный кулак на харьковском направлении. Однако я сомневаюсь, что командование поставит задачу на захват Харькова. Мы вернем то, что потеряли, но дальше не пойдем, пока не закончим на Донбассе. Хотя… Гораздо перспективнее выглядит взятие Николаева. Да и вообще это направление.

В целом же нам предстоят довольно интересные события в ближайшие месяц-полтора. Особенно учитывая тот факт, что на нынешнее наступление было брошено практически все, что представляет реальную силу ВСУ. Киев пошел ва-банк. И если будет принято решение, противостоять российской армии будет просто некому. Тероборона…

Ну и как обычно, спасибо нашим героям, всем, и тем, кто сейчас на передовой, и тем, кто только пойдет менять подразделения. Держитесь и придушите эту гадину многоголовую. Всех этих наемников, инструкторов, консультантов, националистов и нацистов… Автор: Александр Ставерhttps://topwar.ru/201669-prodolzhaem-usvaivat-uroki-otstuplenija.html

И что дальше? Если вдруг «перемога»И что дальше? Если вдруг «перемога»

Вставай, страна огромная… с диванов

Авторы этих заметок не просто старики – они в том возрасте, когда уже «негоден к нестроевой». Но тот факт, что у нас многое или почти всё позади, не лишает нас права голоса. Даже если это глас вопиющего в пустыне.

В пустыне демократической, конечно же, где никому нет дела до того, что салют в столице после тяжёлого поражения – это не просто нонсенс, это кощунство. Особенно с учётом того, как сейчас на Харьковщине «западенцы» восстанавливают «свой порядок».

Фашисты-нацисты, не будем разбираться в терминах, просто эсэсовцы и бандеровская сволочь в 1941 и 1942 честно называли этот свой порядок «новым». И ведь кто-то там же, в нынешней «незалежной», считал его правильным. Забывая всё, вплоть до Бабьего Яра и Краснодона.

Впрочем, что мы про «Молодую гвардию» и Краснодон – это же Луганщина, это же «русня», это же земля «сепаров». Которую, однако, западенцам, нацистам и киевским наркоманам зачем-то очень хочется вернуть. Чтобы вешать, дабы воплотить свою мечту про гиляку и москаляку?

Москаляка вот уже полгода как знать ничего не хочет про СВО, которую мы, вообще-то, считаем новой гражданской войной в России. Спросите – почему? Да потому что Украина – это не столь свежий, но никак не устаревающий антироссийский проект.

Если русских нельзя победить, то их надо разделить – вроде бы с этой идеей носился германский канцлер Бисмарк, и ею точно не брезговал ещё молодой Уинстон Черчилль. Помните, как про него сказано – это всё придумал Черчилль в 1918 году.

Когда же припёрло, тут же к России на поклон заспешил – уже будучи премьером, британским – так, между прочим. А «припёрло-то» тогда от нациков, которых сейчас так воспевают, если не в Лондоне и Киеве, то во Львове и где-то там ещё у «западенцев», уж точно.

Проклятие Харькова

Дальше к делу, диванные эксперты. Быть может, нас услышат и в Кремле, где говорят, ожидаются большие перемены. Во всяком случае, политтехнологов, проваливших по части информподдержки СВО всё, что только можно, там зачистили по полной. Ждать ли перемен к лучшему, ещё вопрос.

Пора бы чистить и разведку, и контрразведку, но об этом мы точно узнаем много позже. Росгвардии после Балаклеи и Изюма только ордена с медалями положены. Ну а военные… А что – военные, похоже, и вправду мало в чём виноваты.

У них же и приказа никакого нормального не было, пока шла пустая болтовня на Дальнем Востоке. Русские уже не в первый раз хорошенько получают под Харьковом, и написано об этом было немало (Почему всё так непросто под Харьковом). Между прочим, плохо под Харьковом было не раз и раньше.

Не удался первый же контрудар зимой 1941, когда немцев отбросили и под Москвой, и Ростов отбили, и Тихвин, что так помогло выстоять Ленинграду в блокаду. Потом было лето 1942 и попытка вырезать Барвенковский выступ. Силы были подкоплены немалые – страна не зря пахала всю зиму и весну, да и по ленд-лизу помощь, какая-никакая, но уже пошла.

Однако зарвались командиры, да и уж очень всем победы хотелось. Наши наступающие танковые колонны немцы сами подрезали, и так, что аж до Сталинграда потом откатываться пришлось. Лето 1942 было ничуть не менее тяжёлым, чем в 1941, но страна уже по-настоящему перестроилась на военный лад.

Потом, после Сталинграда, когда казалось, что дальше будем только наступать, фельдмаршал Манштейн едва не устроил нам ответку – окружения не получилось, но Харьков у русских весной 1943 отбили ещё раз. А фронт стабилизировался только в виде Курской дуги.

И ведь даже после Курской битвы, после Прохоровки немцы попытались в который раз вернуть себе Харьков. Узел харьковский – это же стратегически почти полный контроль над огромным регионом, который с лёгкой руки Ленина и соратников записали когда-то в Радяньску Украину.

Как, впрочем, и исконно русский Донбасс. А расхлёбывать последствия той щедрости столетней давности нашим бойцам приходится вот именно сейчас.

У последней черты

Теперь, после широко объявленного Киевом контрнаступа, всем стало ясно, что в феврале мы просто вынуждены были ударить первыми. Всем, потому что упёртых укров, их покровителей и либерасню с пацифистами и переубеждать не надо.

Сейчас, когда тот самый контрнаступ, надо признать, пока удаётся, нас могут вынудить к куда более серьёзному ответу. Надо ли напоминать слова президента о том, что «мы ещё даже не начинали». И пусть западная пресса изгаляется по поводу наших изношенных пушек и закончившихся ракет.

На фронте и у нас, не только у нациков, и так хватает проблем и сложностей, вплоть до нехватки, нет, не коптеров и компов, а элементарных бронежилетов. И уже многими пишутся самые негативные сценарии. Точно под диктовку Зеленского или Арестовича – про «демилитаризацию России».

И что – до Кремля дойти хотят? И вашингтонский консенсус предлагают, с той самой либераснёй при власти. Бросьте, мы от той, что есть, никак избавиться не решаемся. И самый плохой из всех негативных сценариев для России – это только лишь возвращение в 1991 год.

И что дальше? Агрессивная до предела соседняя страна, куда возвращаются беженцы, под которых освободили место десятки тысяч украинских «двухсотых». Большинство из которых, что страшнее всего – отнюдь не из нациков, и по большому счёту сами русские.

Или кому-то надо напоминать, как Россия поднималась после ига, после Смутного времени и после позора Парижского мира, завершившего Крымскую войну. Неужели не понятно, что ни Крым, ни Донбасс Россия не отдаст даже под ударами всего НАТО. Ответить чем – найдётся.

И тут вам не Сирия и не Сербия, и просто так без последствий отбомбить уже никого не получится. И да, пусть мы сейчас утратили почти весь тот кредит доверия у жителей Херсонщины и Запорожья, даже у луганских и донецких братьев. Вернём, непременно вернём.
Другое дело, что наши первые успехи на той же Украине слишком многих озлобили, но злоба сжигает первым самого озлобленного. У нас же теперь пусть будет копиться не злость, а ярость, та самая, благородная, из песни.

За красной чертой

Вообще-то, русскому человеку, любому россиянину нечего отнимать у украинца, и злобы на него он не таит. Если, конечно, тот не палач. У нас и сейчас никому в голову не придёт скакать или скандировать кричалки про убийства за «жёвто-блакитность».

И проклятый богом Харьков нам не чужой, это же русский город, где многих выдрессировали на ненависть к русским и ко всему русскому. И бомбили его так избирательно как раз поэтому. Хотя лечить надо даже неизлечимых, причём даже у нас в России.

Уничтожая нацистский вирус, как противоядие уничтожает яд в организме. Уже поздно доказывать, что наступила совсем иная фаза болезни. Красная линия позади. И такого, что было в ночь на этот понедельник, уже мало для победы.

Почему не было повтора – опять какой-то гуманизм проявляем? Так ведь получаем в ответ продолжение контрнаступа? Сейчас за победу придётся платить намного больше, чем в начале СВО. Это плохо, но уже ничего не поделаешь, и оставлять без света надо не только восток, а всю Украину.

Хотя без топлива может оказаться достаточно и востока. Но нефтебазы и НПЗ никто разнести не торопится. Но можем ведь и не успеть. И не всё может решить пехота с артой. А если и дальше будем делать вид, что не видим или презираем и натовскую технику, и их инструкторов с разведкой, вплоть до космической, и целые подразделения наёмников, получим ещё не один контрнаступ.

Та же временная, всего на одну ночь, ликвидация укроэнергетики – успех весьма относительный, не все ракеты прилетели куда надо, а многие сбила нацистская ПВО, которую наши из МО успели списать ещё несколько месяцев назад. Так надо же бить и бить ещё. Выбора нам просто не оставили.

И от переговоров, о которых вдруг зачем-то вспомнил наш министр иностранных дел, что, согласитесь, очень плохой признак, ждать вовсе нечего. Из Киева об этом уже напомнили. Теперь после 20 сентября нам что-то обещают озвучить из Кремля. Что ж, ждать осталось недолго, хотя на контрнаступ, да ещё какой, нацистам всего-то три-четыре дня понадобилось. Автор: Алексей Подымов, Анатолий Иванов Использованы фотографии: kyiv.directspeech.net.ua, pro-tank.ru, cdn.bolnews.com  https://topwar.ru/201715-i-chto-dalshe-esli-vdrug-peremoga.html

НАТО против РФ: дракон против гидрыНАТО против РФ: дракон против гидры

Сейчас, когда все начали понемногу успокаиваться, можно разобрать по полкам происшедшее на Украине и смоделировать определенные прогнозы.

Отступление

Итак, купянско-изюмское отступление (хотя я бы назвал его бегством) состоялось. И, так как мы можем только принять его как факт, то стоит меньше внимания обращать на предпосылки и больше смотреть в будущее. Чтобы не случилось, скажем, херсонско-донецкой отступательной операции.

К терминам есть претензии. Отступление – это когда войска отходят по заранее согласованному плану, возможно, сдерживая противника в арьегардных боях и так далее. Судя по тому, сколько техники было брошено, а от количества «подаренного» обалдевали даже украинцы (в четырех роликах в ТГ я насчитал 14 танков, 3 БМП, 4 САУ, 1 «Зоопарк»), на спланированное отступление не очень похоже.

Возникают вопросы. Конечно, спросить у тех танкистов, которые бросили свои танки, стоило бы. Хорошо, технику явно бросили из-за отсутствия горючего. Почему не подорвали? Почему не взорвали склады боеприпасов в Балаклее? Но эти вопросы – предмет отдельного рассмотрения.

Что можно сказать о ВСУ? У инструкторов из НАТО хорошие ученики.

Я отношусь к той части критично настроенных, которые считают, что у тактических столов стоят мужчины в «мультикаме», а укровояки имеют второе, если не третье слово на совещании. Но боевые части ВСУ, где весьма еще (надо поработать, да) высок процент имеющих хорошую боевую подготовку, да к тому же намуштрованных в Великобритании и прочих тихих местечках, бойцов, оказались вполне боеспособны, а боевой дух вообще выше всяких похвал.

Про боевой дух не просто так, чтобы похвалить. Многие военкоры отмечают упорство, с которым бойцы ВСУ идут в атаки, несмотря на потери. Это серьезно. А теперь, после Купянско-изюмской перемоги, подозреваю, этот боевой дух придется вышибать довольно долго.

Это в минусах для нас. И там же пусть лежит неспособность нашего генералитета правильно оценить оперативную обстановку. Странно, но пусть будет на одной чаш весов: украинские бойцы, которые умеют воевать, иностранные инструкторы, которые умеют учить и руководить, и российские генералы, которые не умеют много чего.

Вот три главных составляющих украинского успеха. Плюс разведка, которая обеспечивается американской спутниковой группировкой, самолетами ДРЛО и тучей беспилотников. Наша сторона вроде бы видела, что противник собирает ударный кулак, но, видимо, убаюканные «успехами» в уничтожении ВСУ в исполнении Конашенкова, просто не обратили на это внимание. ВГК, министр обороны и глава Генштаба отправились на Дальний Восток, смотреть как там учения проходят, вот тут украинцы и выдали.

Я позволю себе напомнить, как ВСУ действовали под Херсоном. Это полезно, мы кулуарно обсуждали с товарищами полковниками и подполковниками, вышло, что тогда ВСУ работали чисто по методикам, доставшимся от СССР. Ну так сказали полковники с академическим образованием нам.

Под Херсоном все было хрестоматийно: артиллерийская обработка переднего края, попытки изобразить что-то авиацией (тут да, наше ПВО сказало: «Идите…»), танковые ударные группы при поддержке крупных сил пехоты (фактически работали как раз БТГ) пытались продавить оборону между явно выделенными опорными пунктами, прорывали ее, в прорыв шла мотопехота на броне, дальше «стоп», закреплялись и начинали искать новые слабые места, чтобы ударить туда танками.

Знакомо? Конечно. Любому, кто брал в руки БУСВ не для поверхностного ознакомления. То, что украинцы и россияне действовали по одним и тем же методичкам, обусловило поражение ВСУ под Херсоном.

Российская армия прекрасно реализовала тактику затягивания бронетехники под удары артиллерии и авиации. Удалось правильно реализовать преимущество именно в артиллерии и РСЗО. ВСУ понесли весомые потери.

И началось «головокружение от успехов», точнее, период успокоения. Минобороны каждый день публиковало ужасающие цифры потерь ВСУ, украинская сторона не осуществляла никаких активных действий, и на нашей стороне все успокоились.

И когда разведка начала доносить о концентрации войск под Балаклеей и Славянском, видимо, в штабе российских войск решили, что украинцы станут действовать по тому же сценарию. И началась перегруппировка наших войск с целью прикрыть именно наиболее танкоопасные направления. Именно потому ничем иным невозможно объяснить наличие в той же Балаклее резервистов из ЛНР и подразделений Росгвардии.

Увы, но ВСУ уже были не те. Парни из НАТО поработали просто прекрасно. Очевидно, что руководили операцией совсем не украинские офицеры. Была применена тактика, нечто среднее между Донбассом образца 2015 года и действиями некоторых подразделений США в Ираке.

Основным тактическим маневром стал контроль над дорогами. Никаких атак в лоб, никакой концентрации бронетехники в ударные группы. Удары мобильных ДРГ по коммуникациям, обходы на колесах опорных пунктов с последующим введением в прорыв танков – и вот уже создается угроза окружению целой группировки российских войск в Изюме, в то время, как российские военачальники ожидали ударов совсем в других местах.

То, что Конашенков озвучил, как то, что «Проводилась перегруппировка российских войск в районах Балаклеи и Изюма для достижения заявленных целей специальной военной операции по освобождению Донбасса. Во время переброски проводились отвлекающие и демонстрационные мероприятия с обозначением реальных действий войск. В целях недопущения ущерба российским войскам по противнику наносилось мощное огневое поражение с применением авиации, ракетных войск и артиллерии», если посмотреть на кадры с брошенной российской техникой, больше все-таки похоже на бегство.

Но чем отличается организованное отступление от неорганизованного, мы решили осветить отдельно с нашим танковым экспертом подполковником Кузнецовым.

В общем, ВСУ продемонстрировали, что под руководством инструкторов НАТО их солдаты способны на хорошие маневренные действия. Российская сторона полностью «проспала» начало событий, что в итоге и выразилось в поспешном оставлении больших территорий как по площади, так и по населению.

Резервных рубежей для отхода, как мы понимаем, не было, запасных опорных пунктов и резервом по тяжелой технике тоже не было. Только на третьи сутки началось что-то более или менее осмысленное: подготовка рубежей отхода (зачастую – на российско-украинской границе), оборона на Осколе, отвлекающие контрудары на других участках фронта.

Да, было небольшое утешение читать рапорты бойцов ЛНР и кадыровских солдат о планомерном продвижении вперед. Начались артиллерийские воздействия на наступающие части ВСУ, ракетные удары.

Кто виноват в трех сутках позора российской армии – разговор опять-таки отдельный. Ошибка общая, от лейтенанта, бросившего свои танки под Изюмом, до начальника Генштаба, уехавшего на другой конец страны руководить учениями. Понятно, что стрелочников назначат, в этом сомнений нет никаких. Но так ли это нужно?

В первую очередь нужно понять, что ситуация изменилась, и изменилась не в нашу пользу. Офицеры НАТО, которые руководят действиями ВСУ, умеют руководить, причем, руководить оперативно. Замечено, что очень часто ВКС и артиллерийские удары по противнику откровенно запаздывают и не приносят должных результатов.

Террор

На кураже ВСУ, конечно, попытаются развить успех. Уже обещают «бить противника на его территории», что означает как артиллерийские удары по населенным пунктам Курской и Белгородской областей. О железной дороге (той самой) перегон Кантемировка-Чертково даже думать на хочется. Плюс ДРГ, которые наверняка будут засылаться на российскую территорию.

Конечно, осуществить террор на российский стороне проще, чем охранять и оборонять. Однако, это если и начнется, то не завтра. У российской армии есть время на то, чтобы отодвинуть ВСУ обратно, от границы, за радиус действия артиллерии и РСЗО, обезопасив тем самым российские населенные пункты.

Делать это все равно придется.

Я не раз задавал себе вопрос о нелогичности поведения украинских военных, которые на следующий день после оставления населенного пункта начинают его обстреливать. Добрые люди на той стороне разъяснили: у ВСУ сегодня неофициальный лозунг «Воля або смерть!». То есть, «Свобода или смерть», если по-нашему. Лозунг анархистов и отрядов Нестора Ивановича Махно. Естественно, с украинскими современными корректировками.

Корректировки заключаются в том, что раз так, то расклад следующий: при угрозе оккупации населенного пункта армией агрессора (понятно, что российской) все законопослушные граждане Украины обязаны эвакуироваться. Все соответствующие структуры должны (по идее) обеспечить эвакуацию граждан, помогать, снабжать и все такое.

Понятно, что на деле такое происходит не всегда, не все хотят уходить. По разным причинам, но не хотят. Соответственно, эти люди переходят в разряд подозреваемых в измене и значит, по ним можно стрелять из артиллерии и минометов.

А если кто-то из военнослужащих по той или иной причине не захочет выполнять приказ о нанесении по населенному пункту артиллерийского удара, то… Можно, наверное, не объяснять. СБУ в этом случае один из лучших раскладов, потому что ветераны АТО, которые находятся сейчас на командных должностях нижнего уровня в ВСУ, могут и пулю в затылок пустить.

В тербатах, понятное дело, проблем морального плана не существует.

Так что стрелять по нашим городам украинские военные будут. Кто по каким соображениям, но будут. Потому над отодвиганием линии фронта на запад от Белгородской и Курской области, где, кстати, обстрелы продолжаются, придется.

Придется двигать линию фронта, придется отлавливать лихих парубков из ДРГ, которые захотят пошебуршать в тылах войск и на российской территории, придется категорически усиливать охрану границы.

Сейчас, наверное, многие будут ожидать разговора о мобилизации. Нет, о ней мы говорить не станем. Больше людей не надо. Надо больше ракет, больше ракет и еще раз больше ракет. Можно и нужно выгрести все арсеналы и использовать даже самые древние крылатые ракеты, способные работать в украинских условиях. Выбить в первую очередь РЛС наведения и ЗРК. Это сложно, нужна приличная спутниковая группировка, которой у нас нет.

На один украинский снаряд должно вылететь сто наших. На одну их «Точку» – двадцать наших Х-101 и десять «Калибров». Дорого, но необходимо.

Сколько мы долбили о мостах через Днепр? Какие закулисные договоренности мешают их уничтожить и лишить ВСУ подвоза всего? Да, бить по подстанциям, лишить «Укрзализницу» возможности перевозить технику и боеприпасы на фронт.

И давайте заканчивать эти сопливые разглагольствования о том, что надо сберегать инфраструктуру в интересах народа. После применения «Солнцепеков» это смотрится так себе. Надо уничтожать вражескую транспортную инфраструктуру повсеместно и без малейших сомнений.

Вот тогда и люди в огромных количествах не потребуются. Ибо мобилизация в исполнении наших военкоматов будет означать всплеск коррупции и бардак.

Гидра многоголовая

Люди – это отдельный и сложный вопрос. Я сравнил ВСУ с драконом. Трехглавым. Собственно, ВСУ, тербаты и НАТО. Третья голова за двумя первыми скрыта, но присутствует. Управляет, как видите, и неплохо.

У нас же в этом плане хуже. Гидра многоголовая. Российские вооруженные силы, Росгвардия, части ЛНР, части ДНР, причем, есть официальные, а есть отдельные добровольческие формирования типа батальона «Восток» Александра Ходаковского, есть чеченские добровольческие формирования и официальные силы Чеченской республики. Есть российские добровольцы-«музыканты».

Понятно, что по идее рулить должны представители ВС РФ, но как они это порой делают – понимаю тех, кто старается получить максимум самостоятельности в решениях. Особенно так думаю в сторону донбасских, которые по тактике на голову выше.

Конечно, хочется побеждать. И побеждать не на бумаге, в радостных рапортах Минобороны, в которые (судя по комментариям в Интернете) уже никто не верить ни на грош, а на деле. Приходя в украинские города, где нам будут рады, и не уходить. Не бросать тех, кто верит в Россию. Не видеть снимков из оставленных городов, где не менее радостные жители срывают и несут на помойки российские флаги и водружают обратно украинские.

У нас были победы. Но сравнивать сборную недобитков арабского мира в Сирии и игрушечную армию Грузии и украинскую – это глупо. Глупо недооценивать противника.

«Знай врага и знай себя: тогда в тысяче битв не потерпишь поражения». (Сунь-цзы).

«Никогда не презирайте вашего неприятеля, каков бы он ни был, и хорошо узнавайте его оружие, его образ действовать и сражаться. Знай в чем его сила и в чем слабость врага». (Александр Суворов).

А здесь у нас полно не только старого советского вооружения, есть украинские модификации, да и НАТО наприсылало новинок. Плюс вместо украинских штабов работают специалисты НАТО, которые превосходят нас в уровне информированности.

Разведка – вообще слабое место российской армии, как оказалось. Ладно не засечь перемещения артиллерии и РСЗО, «проглядеть» вертолеты… Но не увидеть вместо одного резервного корпуса два, да к ним еще несколько тысяч наемников – это очень некрасиво. Видимо, проблемы с агентурной сетью.

Сегодня «эксперты-утешители» начинают уже разговоры на тему того, что-де Балаклея была «неудобной» для обороны, что город не так нужен, если не собираешься атаковать Харьков, будет много таких выступлений. Расскажут, что все происходящее – очередной хитрый план по вытягиванию сил ВСУ из укрепрайонов для последующего уничтожения… Сказок еще будет.

Главная быль такова: то, что не будет легкой победы, стало понятно еще в апреле. То, что не будет быстрой – в сентябре. Вопрос стоит о минимизации наших потерь, как среди военных, так и среди гражданского населения. Второе – особенно важно, гражданские в Курской и Белгородской областях не подписывали контрактов с Минобороны и не получают деньги за то, что находятся на войне.

Уже искалечено столько судеб, что волосы встают дыбом. И не стоит увеличивать этот счет дальше, до бесконечности.

Что можно сказать в плане итога?

Для того, чтобы не вышло совсем уж позорно перейти в оборону на укро-российской границе и ловить все, что полетит через нее, необходимо изменить сам подход к проведению СВО. Без оглядок на мнение Европы, которая снабжает Украину оружием и обучает бойцов.

Да, не стоит забывать о том, что испанцы, немцы, британцы на своих базах обучают украинских военных. И вооружают. И дают несколько не то, что декларируют. «Эскалибуры» стали очень неприятным сюрпризом.

А потому:
– мосты через Днепр должны быть уничтожены;
– тяговые подстанции на узловых железнодорожных станциях, ТЭЦ в городах долны быть уничтожены;
– центры принятия решений должны быть уничтожены.

Кроме того, максимальное уничтожение подвижного состава (тепловозов) всеми доступными средствами. Не будет железной дороги – не будет подвоза всего. На сегодняшний день в Украине нет проблем с топливом и доставкой военной техники. Должны быть глобальные проблемы.

Отдельное внимание уделять противодействию иностранной технической разведки. Всеми возможными способами. Очень сложно устраивать перегруппировки войск, если каждый твой шаг известен противнику.

Министерство обороны должно СЛЫШАТЬ не своих менеджеров, развлекающих генералов на выставках китайскими комплектами «Сделай сам», а тех, кто воюет. Кому не хватает для войны элементарных вещей, как артиллеристам – планшетов для вычислений, как корректировщикам – беспилотников и так далее.

Лозунг «Все для фронта – все для победы» обязателен в первую очередь для Министерства обороны и его менеджеров, а не для остальных граждан России.

Если верить пресс-службе Министерства обороны (честно, не верю совсем), противник несет огромные потери. Репортажи с мест говорит об упорных боях и вроде бы подтверждают это, но следует четко просчитать мобилизационные возможности ВСУ. На самом деле, общаюсь со своими украинскими источниками, истерии нет. По домам не ходят и в наручниках на фронт не отправляют. Понимание возможностей ВСУ в комплектации боеспособных соединений очень важна.

Сегодня больниц многих городов Украины переполнены ранеными. Это сказалось на боеспособности ВСУ наступать? Нет.Надо понимать, что командирам из НАТО абсолютно плевать на людской ресурс Украины. Это понимаем мы, рано или поздно поймут и там. Но нам очень важно знать критический порог потерь для ВСУ.

Еще очень важно понимать, что командирам ВСУ очень приятен неспешный ход СВО, взятый нашими командирами. Они успевают все увидеть, проанализировать и выработать ответные ходы. Учитывая, что с техникой проблем нет, на потери в живой силе натовцам наплевать, у ВС РФ явные проблемы в потере темпа.

Что получат ВСУ, наступая в таком темпе и с такими потерями, лично мне не совсем понятно. Залитые кровью территории, которые завтра запросто можно будет потерять – не совсем понятно, как это можно перевести в успехи на политической арене. Нет, понятно, что «мы побеждаем, дайте денег» – это вариант. Ганнибалу в такой ситуации Совет Карфагена показал фигу.

Наши политические потери просто огромны. Пришли, постояли и сбежали – это не то, чем завоевывают мозги и души украинцев. В руководстве армии этого не понимают, но это вообще отдельный разговор. Получается, мы своим отходом не просто обманули. Да, отступая в 1941 наши предки обещали вернуться и им верили. Как сегодня – мне пока сложно сказать.

Хотелось бы вернуться на эти земли, хотелось бы вернуть этих людей в Россию. Но здесь много сложностей в плане веры и доверия. Насколько русским будут доверять в этом плане и верить России. Можно прийти опять на пустые земли. Можно прийти на земли, где будут жить наши люди. А может быть вариант, когда мы реально станем оккупантами в глазах оставшихся на своей земле людей, которые просто будут мстить. На Украине это вполне нормальный вариант.

Но в любом случае, ситуацию придется ломать и менять. Уже не ради украинцев, которые верят России. Ради своих, к которым завтра может прийти война.

И с гидрой тоже надо что-то делать. Да, на месте одной отрубленной головы что-то вырастет. Но лучше бы вырастало поменьше, и не “что-то”, а что надо. Автор: Роман Скоморохов https://topwar.ru/201688-nato-protiv-rf-drakon-protiv-gidry.html

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Translate »