Александр Осовцов

Пожалуй, самой главной интригой последних дней перед подачей партийных списков в ЦИК была «загадка Нетаниягу» — кого лидер Ликуда поставит на проходные места в списке по своей личной квоте. Многие, особенно русскоязычные члены и сторонники этой партии высказывали предположения, что уж одно-то место точно достанется кому-то из русскоязычных ликудников. Даже не стесняющийся публично вмешиваться в партийные дела Нетаниягу младший, Яир, поддерживал Бориса Апличука, того самого, который рекламировал себя в списке как верное средство победить Либермана. Но «мелех ле-Ликуд» решил иначе — все три потенциально проходные позиции получили перебежчики. Двое перебежчиков в самом прямом смысле слова, бывшие члены партии Ямина — Идит Сильман и Амихай Шикли, помогшие Нетаниягу устроить пятые за 2,5 года досрочные выборы. А также Моше Саада, перебежчик в фигуральном смысле, отставной сотрудник правоохранительных органов с позицией, поддерживающей Биби в его борьбе с судебно-прокурорской системой. Даже 37-е и 43-е места русскоязычным не достались, Плоскова осталась на 72-м.

Даже единственный пример политика, говорящего на русском, Юлия Эдельштейна доказывает не внимание самой большой израильской партии к самой большой израильской общине, а ровно противоположное — хотя Эдельштейн давно позиционирует себя как политик «общеизраильский», далекий от любых общинных соображений, он в обновленном списке Ликуда опустился со второго сразу после лидера партии место на 18-е. Можно было бы вспомнить поговорку «твой номер 16-й», если бы Эдельштейн не был еще ниже. 

Мне не раз приходилось читать и слышать, что общинные пропорции в списке той или иной партии ни о чем не говорят и что для того, чтобы понимать проблемы страны и даже той или иной общины, совершенно необязательно к этой или к какой-либо еще общине принадлежать. Во-первых, я не уверен, что это действительно так. Ну просто потому, что для любого человека гораздо быстрее доходят и гораздо проще им воспринимаются те проблемы, которые актуальны для его непосредственного окружения. Именно поэтому пенсиями из России достаточно быстро и эффективно занялся министр финансов Либерман, и не занялся премьер-министр Лапид. Лапиду в силу объективного положения дел требовалось гораздо больше времени узнать, что такая проблема есть и что она важна для многих десятков тысяч израильтян. Но даже если мы предположим, что где-то в недрах окружения Нетаниягу присутствуют не ведомые нам «уполномоченные по делам русскоязычных», которые будут мониторить именно проблемы этой общины, докладывать о них, подсказывать для них пути решения, все равно ведь ничего не изменится. Потому что в нынешнем Ликуде одновременно с отсутствием русскоязычных кандидатов, не получивших ни голосов на праймериз, ни поддержки своего лидера, наличествует большая группа ключевых персонажей, строящих свою карьеру в значительной мере на антирепатриантской, антиашкеназской, позволю себе утверждать, антисионистской риторике, направленной, прежде всего, против выходцев из бывшего СССР. И многие из них стоят в списке куда выше Эдельштейна.

12-й номер Шломо Караи, который запомнился в Кнессете только и исключительно борьбой с Законом о возвращении, благодаря которому, по его мнению, в Израиль потоком едут русскоязычные, не имеющие отношения к еврейскому народу и к еврейскому государству. Караи то ли не знал, то ли просто не обращал внимания на официальную статистику МВД, согласно которой наибольшее количество репатриантов по пункту о внуках в Израиль едет из США. На 9-м месте идет Мири Регев, когда-то гордо заявившая, что не читала Чехова, а недавно высказавшая уверенность в том, что все русим в Израиле больше всего любят водку и виски. 5–й в списке Ликуда Дуди Амсалем, провозгласивший, что мы, выходцы из восточных стран, «хотим руководить всем в стране», и «я сделаю это, даже если все лопнут». Из всего этого явно следует, что проблема не только и, вероятно, даже не столько в количестве русскоязычных в проходной части списка Ликуда. Проблема в том, что в этой партии сложилось агрессивное расистское ядро высокопоставленных функционеров, поддерживаемое, судя по итогам праймериз, большинством членов партии и крышуемое ее лидером, который открыто объявляет русскоязычных израильтян гражданами второго сорта и требует, если не вообще прекратить, то резко уменьшить репатриацию из всех бывших республик Советского Союза, кстати говоря, совершенно не различая выходцев из России, Украины, Латвии или Узбекистана. Я совершенно точно знаю, что не только я, будучи ни с кем из них вовсе не знаком, но и никто из знающих русский язык не сделал им ничего плохого. Они так относятся к нам не потому, что с нами что-то не так, а потому что они ксенофобы, расисты, а значит —  враги сионистской идеи и еврейского государства. Из истории нашего народа хорошо известно, что именно с таких призывов начинаются многочисленные национальные катастрофы, в том числе и тех народов, которые считались и действительно были носителями высокой многовековой культуры. 

Нетаниягу не так давно заявил, что обнаружил у себя сефардские корни. Собственно, он мог бы этого и не рассказывать — все ашкеназы когда-то произошли от сефардов. Может быть, конечно, это заявление было вызвано желанием Биби стать для нового большинства Ликуда еще более своим. Тогда я должен предупредить, что это абсолютно бесполезно. Антипатия, а то и презрение или даже ненависть к любой этнической или субэтнической группе никак не связано с настоящей любовью к своим или даже со стремлением на самом деле разобраться, кто свои, а кто чужие. Нетаниягу им пока нужен, потому что он все еще реально популярен. Потому что ради него лично и десятки тысяч зашоренных русскоязычных готовы голосовать за партию, объединяющую своих ненавистников. Впрочем, в отличие от этих голосующих Биби нет нужды заглядывать в будущее — его цель получить 61 мандат 1 ноября, стать премьер-министром и провести закон о собственной неприкосновенности, а дальше хоть трава не расти. А вот голосующие за Ликуд вопреки очевидности не хотят понимать, что ни трава, ни фрукты, ни овощи не будут расти под руководством амсалемов и регев в стране, куда они приехали, как в свою родную, которую они любили и которой гордились именно потому, что в бывшей каменистой пустыне все начало расти, благодаря совместному труду ашкеназов, сефардов, тайманим и многих, многих других.

Невозможно допустить, чтобы в Израиле к власти пришли те, кто одних евреев считает хуже других. Этот глубоко чуждый народу Израиля подход опаснее арабского терроризма и иранской ядерной угрозы. https://xprt.co.il/journalism/10191

Добавить комментарий

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Добавить комментарий

Translate »