1941. Можем повторить?

Россия 24 февраля едва ли не впервые решилась действовать на опережение. И тогда должна была начаться новая эпоха, в том числе в русской военной науке. Угроза с юга, действительно, очень серьёзная и её необходимо купировать.

Полгода плохая погода

Однако итоги полугодия СВО выглядят весьма тревожными. Механизм «денацификации» замедлился и вот-вот замрёт окончательно. Неужели в русском характере надо обязательно сначала пережить унизительное поражение, чтобы затем прийти к победе? И в нашей судьбе 1945 невозможен без 1941?

Полугодовой «юбилей» СВО проскочила на относительно оптимистичной ноте. ВС РФ удалось в августе отбить «эпичное» наступление ВСУ на Херсонском направлении. Враг поигрался в выборе направлений атак, но в итоге не угадал. Напряжённый момент был – нашим десантникам реально пришлось напрячься в районе Сухого Ставка и прилегающих посёлков.

Но «захистникам» удалось проделать лишь узкую «трубу» в обороне русской армии, дальше дело не пошло. «Трубу» расколошматили, а итоги для хохлов вообще оказались плачевными. По оценкам Минобороны РФ, на херсонском направлении ВСУ потеряли примерно две полноценные бригады в виде убитых и раненых. Первых насчитали под четыре тысячи человек.

Казалось бы, можно было выдохнуть и расслабиться. Но не в нашем случае. ВСУ «неожиданно» (похоже, только для нашего командования) собрали мощный кулак на северном участке ЛБС и ударили по Балаклее, а затем по Изюму и Купянску. А в районе Харькова концентрируются вражеские части. Шли эшелоны с техникой и живой силой, собирались западные инструкторы и наемники. Понятно, что этот «фурункул» должен был рано или поздно прорваться.

Это и произошло 5 сентября. Причём враг всё рассчитал. ВС РФ пришлось спешно перебрасывать военные части на юг, на Херсонское направление. Туда мы успели, а вот обратно уже нет. Дефицит именно живой силы имел для русской армии роковые последствия.

Ещё до начала сентября на Харьковщине всё было более-менее стабильно. Стояли регулярные военные части ВС РФ с соответствующей тяжёлой техникой и артиллерией. Но с первыми падающими жёлтыми листьями на передовой остались лишь разрозненные гарнизоны в ряде населённых пунктов из частей Росгвардии и мобилизованных из ДНР-ЛНР.

Ни тяжелой техники, ни полноценной артиллерии им придано не было. Всё это прекрасно увидел враг и решил действовать. Действия ВСУ были настолько сильными, что, читая долетавшие новости с Харьковщины, можно было подумать, что фронт рухнул на всем участке. Героическое сопротивление, например, СОБРа в Балаклее уже не могло изменить картину.

Отступление русской армии превратилось чуть ли не в бегство. Единственным позитивным эпизодом стал вывод изюмской группировки из намечавшегося котла. Итоги «Балаклеевского прорыва» для нас по-настоящему трагичны. Враг всего за несколько дней преодолел около 80 километров.

Захвачено примерно 400 кв. километров территории с целым рядом городов и десятками сёл и деревень. Да, военную силу нам более-менее удалось сохранить. Но страшно другое – не удалось организовать массовую эвакуацию мирных жителей с территории, которая ещё недавно была подконтрольна ВС РФ.

Трагедия Харьковщины

Кто-то успел добраться до границы с Россией, но значительная часть населения оказалась в настоящей ловушке. А ведь жители восточной Харьковщины в большинстве своём приняли русскую армию, и вектор настроений в народе поменялся – «мы за большую Россию». Да и в гражданском плане было сделано немало.

Так, был кардинально изменён учебный процесс – на базе российского образования. Подготовили учителей, которые были способны и самое главное – начали учить подрастающее поколение по-новому. Удалось нормализовать гуманитарную составляющую и соцобеспечение. Но всё это за несколько дней было безжалостно растоптано.

Карательная операция со стороны Украины развернулась быстро и скоро не остановится. 90 % населения имело контакты с российскими представителями в той или иной мере. А ведь враг заходит в первую очередь в госучреждения, в паспортные столы – и там сразу видно «кто был против, а кто за».

Просто «будёновку» снять с головы не получится. Больнее всего, что даже если русская армия вернёт эту территорию, то она придёт на «пепелище». Той массы людей, которые были за Россию – просто не будет. Её истребят.

Можно ли остановить или купировать карательную операцию Украины на Харьковщине? Отчасти. Нужно трубить во все трубы, собирать любую информацию и пробивать «стены» Западного мира любыми способами. Кричать, бить ботинками по трибуне в ООН – но показывать и доказывать, кого поддерживают западные страны: карателей и убийц!

Будет ли это сделано? Очень боюсь, что нет. Лозунг «Русские своих не бросают» может остаться свёрнутым на безвестном складе. Но руководству нашей страны надо понять, что оно в ответе за тех, кого приручили, за тех, кто доверился и поверил в большую и сильную Россию.

Если власть не осознает, что сейчас случилось на Харьковщине, насколько обширное поражение Русского мира произошло там, то это может стать именно тем вынутым «кирпичом» из фундамента, который обрушит весь дом. Русский Дом.

Иными словами, дефицит живой силы, игнорирование вала информации, что под Харьковом собирается мощный вражеский кулак, отсутствие планомерной профилактической работы по «денацификации» вражеской инфраструктуры (в виде поражения железнодорожных узлов, эшелонов с техникой и живой силой, баз с топливом и т. д.) – всё это привело к страшному результату.

Причём обрушение фронта стало настолько сильным, что ВС РФ даже не решились зацепиться за Волчанск, который находится практически на границе с Россией. Хотя это можно было сделать – город не был под ударом первой волны украинского наступления.

Ни шагу назад

Русская армия сейчас проходит мучительный период выстраивания нового оборонительного рубежа на самом краю Харьковщины – по реке Оскол. Только река, текущая здесь в меридиональном направлении, позволила хоть как-то выправить боевые порядки и приступить к обороне.

Ситуация такова, что, например, западную часть Купянска пришлось спешно оставить, а восточная часть города, за Осколом, осталась под контролем ВС РФ (надеюсь, навсегда). О масштабе изменений говорят сухие данные.

До наступления ВСУ в Купянском районе проживало около 120 тысяч человек. После перехода территории района под контроль украинских военных осталось порядка 60 тысяч. Основная масса жителей эвакуировалась в Россию, остальная – в ЛНР.

ВС РФ сейчас, конечно, не до гуманитарных задач. Русскому войску сейчас день продержаться, да ночь выстоять. Самый опасный участок оказался в месте, где сходятся реки Оскол и Северский Донец. ВСУ напрямую угрожают захватить Святогорск.

А атаки на ключевой город – Красный Лиман продолжаются уже несколько суток. Угроза взятия его украинцами была велика. Но в самое тяжёлое время оборону удержали «барсы» и мобилизованные из ЛНР. Честь и поклон им! «Захистники» продолжают атаковать город, даже были попытки навести переправу через Северский Донец.

Лиман, действительно – ключ-город в изменившейся оперативной обстановке. Его взятие уже создаст угрозу захвата территории ЛНР, недавно освобождённой такими усилиями агломерации Северодонецк-Лисичанск. Перспективы весьма неприятные.

Проходит ли наше военное руководство через мучительное переосмысление хода СВО? Надеюсь, что да. Темпы освобождения Донбасса падали с каждым летним месяцем. Заявка по освобождению, например, Северска была озвучена ещё в середине лета, но так и не была реализована. А сейчас, боюсь, она вообще стала неактуальной.

Специальная военная операция постепенно на всем театре боевых действий перешла к оборонительному формату. Но он совершенно не подходит к тем целям, которые были заявлены изначально – денацификация и демилитаризация Украины. Да и действия от обороны не подходят к обновленным целям – полному освобождению Донбасса.

К тому же враг за эти полгода не спал и стремительно обновлялся, тренировался и получал военную технику из-за рубежа. Киев провёл не тотальную, а повальную мобилизацию и, по сути, создал вторую боеспособную армию. Ведь русская армия, как ни крути, практически «денацифицировала» ту украинскую армию, которая вступила в противостояние с ВС РФ в конце февраля.

Мучительное переосмысление состоит ещё и в том, что надо понять с кем мы воюем, какое украинское общество сейчас стоит за ВСУ. А оно по многим признакам сплотилось и воспринимает СВО, как прямую угрозу существованию всего украинского государства. Возможно, именно этот фактор так сильно повысил болевой порог украинцев.

По разным оценкам, за прошедшие полгода число убитых и раненых вэсэушников составило около 200 тысяч человек. Глобальная цифра! Её надо осмыслить, а затем очертить границу действия СВО. Взять всю Украину просто невозможно, да и, как видно, не по силам нам.

Второй серьёзный фактор – это переоснащение ВСУ с помощью поставок США и НАТО. Соединенные Штаты вместе с Британией инъекцией за инъекцией расширяли поставки, как обычного армейского вооружения, так и высокотехнологичного. Американская гаубица «777» вдруг стала почти символом украинского противостояния на современном этапе.

За пушками наши стали охотиться, а демилитаризация любых «трёх топоров» воспринимается чуть ли не маленькой победой. А что уж говорить про «Хаймарсы». Они превратились в реальную головную боль для ВС РФ. Не забудем про «Гарпуны» и иже с ними. Иными словами, вторая фаза СВО явно смещается в высокотехнологичный спектр.

Теперь вопрос стоит так – чьи военные технологии окажутся эффективнее, тот и окажется на коне. Да, у нас есть «Калибры» с «Кинжалами». Но и тут есть тревожные звонки. По разным сведениям, из 11 недавно выпущенных ракет по энергетической инфраструктуре «незалежной» пять были поражены украинской ПВО. Это тоже требует переосмысления.

Как видим, вопросов очень много. Они, без сомнения, потребуют изменения формата СВО. Прежней она не будет. Но тут главное – не предать тех, кто доверился и поверил в Россию, а ещё не предать тех, кто погиб на рубежах этой войны. Они верят, что наша страна одержит победу. Столь важную Победу для России. Автор: Сергей ОсиповИспользованы фотографии: eadaily.com, mil.ru, bbc.com https://topwar.ru/201788-1941-mozhem-povtorit.html

Человек похожий беседует с людьми похожими… Как происходит набор в «музыканты»Человек похожий беседует с людьми похожими... Как происходит набор в «музыканты»

Источник: Telegram-канал Reverse Side Of The Medal

Ещё не отправлен в архив мой материал о заключенных, которые поступают на работу в ЧВК «Вагнера» прямо из мест лишения свободы, как появилось подтверждение этого факта, и не только в виде рассказа заключенных, но и видеосвидетельство того, как происходит вербовка. Признаюсь, для меня стало откровением кое-что из того, что я узнал из видео и рассказов заключенных.

К примеру, то, что можно стать совершенно законопослушным человеком всего через полгода участия в СВО. Или то, что гибель сотрудника ЧВК автоматически делает преступника-рецидивиста не просто честным человеком, но и героем, достойным быть захороненным на мемориальном кладбище на малой Родине. Много интересного я узнал из речи хозяина ЧВК перед заключенными колонии строгого режима!

Я представил себя в положении зека и задумался о том, как бы я поступил в данной ситуации. Равнозначны ли условия. Моё здоровье или даже жизнь против перспектив, которые предлагает Пригожин? Особенно интересно, если я в положении тех зеков, кто по своему характеру предпочитает БУР, СУС или кичу…

Материал, который вышел на ВО, вызвал достаточно большой резонанс среди читателей, в том числе и тех, кто сейчас «у хозяина». Но единого мнения по вопросу предоставления рецидивистам возможности разорвать с прошлым через войну так и не сложилось. Причем как с одной стороны проволоки, так и с другой.

Вербовка глазами заключенного…

Наверное, лучше всего «смотреть» на процесс вербовки глазами заключенных. Они, в силу того, что находятся под постоянным прессингом системы исполнения наказаний, обладают повышенной чувствительностью к обману. Неверие власти там приобретает хронический характер.

Место действия – колония строгого режима в одной из приграничных областей. Цитировать первоисточник я буду без цензуры.

Начнем с того, как обставлен сам визит «музыкантов». Напомню, ЧВК – это частная (!) военная компания, фактически иностранная (по месту регистрации). И никто из «музыкантов» не является чиновником высокого ранга или представителем высших органов управления ФСИН.

«О визите так называемых «музыкантов» нам сказали день в день. Дежурную смену не выпустили из зоны, ответственным заступил вне графика начальник колонии. Зам по БиОР собрал всех дневальных и смотрящих, объявил полный «стоп» на запреты, взамен пообещал жизнь без шмонов и комиссий. Утреннего развода не было, все до обеда ждали в бараках приезда сотрудников «управы». Так намеренно сказали зекам и младшим инспекторам».

Согласитесь, такие меры не принимают просто так. Не секрет, что любой проверяющий имеет определенный статус, в соответствии с которым действуют сотрудники колонии. А начальник колонии ответственным вне графика – вообще из ряда вон событие. Да и вертолет сразу за забором режимного учреждения – серьезный аргумент в пользу «серьезных людей».

«За зоной они особо не общались ни с кем, любезности местных офицеров игнорировали, даже не совещались ни с кем…
Наши офицеры не знали, как с ними общаться, рук от головы не убирали, честь отдавали, как в армии».

Но больше всего зеков поразил тот факт, что приехавшие приказали «поднять всех». Это означает, что в строй вызвали даже самых «злостных нарушителей режима». Тех, кого при приезде любой комиссии не выпускают из шизо, БУРа или СУСа.

«Только сказали, чтобы подняли всех, даже кичу (штрафной изолятор), СУС (отряд, где отбывают наказание злостные нарушители режима) и БУР (Единое помещение камерного типа), если он есть. Видимо, где-то злостников не выводили, поэтому они с порога расставили акценты. «Крест» (медсанчасть) наоборот сказали не трогать».

Ну и вишенка на торт о «музыкантах». Соглашусь, психологически просчитано прекрасно. Явление «стирателя» всех грехов народу.

«В сам лагерь вагнеровцы зашли во главе с Пригожиным. Все в камуфляже с «железом». Очень эффектные, у их шефа две звезды Героя на груди. Зеков выстроили перед ним. Он говорил без опаски, лицом к лицу. Сказал что-то вроде, мы набираем людей убивать: убийцы, разбойники, нужны все.
Мол, мы организованная группировка, можете хоть так называть. Попенял, что сам отсидел и познал арестантскую жизнь, а сейчас, посмотрите на него, дважды герой. Гости обещали смельчакам свободу, деньги, а потом также организованно вышли».

Утверждать то, что заключенные видели лично Евгения Пригожина, я не могу. Поэтому употребим общепринятую форму сомнения – «человек похожий на…». Точно так же я не могу утверждать, что приезжали именно «вагнеровцы». Так себя назвать могли все, кому это было очень надо. Хотя… Администрация колонии, как мне кажется, не из дураков состоит…

О чем говорил человек, похожий на Евгения Пригожина

Я внимательно послушал то, что сказал «Пригожин» людям на зоне строгого режима. Сказал честно, по-мужски. Наверное, это единственно правильный тон при общении с теми, кто считается особо опасными преступниками. Не врать, говорить не только о том, какие «вкусняшки» дает работа у «музыкантов», но и чем рискуют сотрудники.

«…Война тяжелая. На всякие там чеченская и так далее близко не похожая. Расход боеприпасов у меня приблизительно в два с половиной раза больше, чем в Сталинграде»…

Ещё понравилось, что очень четко изложены правила работы. Сразу и достаточно жестко. Нет лучшего метода для быстрого отсева негодных людей, чем правда. Хотя Пригожин называет эти правила грехами, но это его право. По крайней мере, в бою это действительно огромный грех:

«…Первый грех – это дезертирство. Никто не дает заднюю, никто не отступает. Никто не сдается в плен. Когда вы будете обучаться, вам расскажут про две гранаты, которые вы должны иметь с собой…».

«Второй грех – это алкоголь и наркотики. Пока вы в штате, вы все время в зоне боевых действий».

«И третий грех – это мародерка. И ещё сексуальные контакты с местными женщинами, флорой, фауной, мужчинами там и с кем угодно…»

Я не помню, чтобы бойцов ЧВК обвиняли в перечисленных преступлениях хоть где-нибудь, где они «засветились». Значит за грехи у «музыкантов», как и положено в любой религии, следует кара грешникам. Все честно. Каждый знает свою дальнейшую судьбу, если…

Понятно, что почти любой человек, в особенности из тех, кто в силу каких-то обстоятельств, либо по собственной воле связался с криминалом, хочет что-то «подправить» в своей жизни. Но в случае с «Вагнером» это не всегда возможно. Время собирать камни и время разбрасывать камни… Собирать можно до определенного возраста. На «излете жизни», увы…

Только мужчины в возрасте от 22 до 50 лет. Старше лишь в исключительных случаях. Что же, вполне справедливо. В штурмовых подразделениях физическая подготовка особенно важна. А исключения?.. Иногда, кроме хорошей мускулатуры, нужна хорошо думающая голова или глубокие знания предмета.

Упомянул «Пригожин» и первый бой заключенных. Я бы не стал рассказывать об этом бое, если бы не эпичность происходившего, естественно, по рассказу выступающего. Да и для тех, кто колебался с выбором, это хороший толчок в сторону ЧВК.

«Первые заключенные, которые воевали со мной, это было 1 июля, штурм Угледарской ТЭЦ. Строгий режим. Рецедив. 40 человек зашло в окопы противника и вырезало его ножами. Было трое погибших и семеро раненых. Один из погибших 52 года. Погиб геройски…»

И дальше все прямо в лоб. Без «соплей» и красивых слов.

«Нам нужны только штурмовики. 60 % моих парней – штурмовики. От нас вы не будете отличаться ничем. К вам будет такое же отношение, как и к другим. Иногда даже более лояльное, чем к тем, кто у меня воюет по много лет. Борзые они и остаются борзыми, а те, кто дают заднюю, остаются в заднице…»

А вот теперь самое главное, как мне кажется. Любой человек, будь то солдат, ополченец, штрафник или зек, не хочет воевать вечно. Война должна заканчиваться. Хотя бы для этого конкретного человека. Потом, после окончания первой войны, человек, возможно, поедет на вторую, третью, четвертую… Но первая должна закончиться.

«Далее, через полгода уходите домой. Получив помилование. Те, кто захочет остаться с нами, остается с нами. Вариантов вернуться опять на зону нет никаких. Те, кто приезжает к нам и говорит, что он не туда попал, мы делаем отметку «дезертир», и после этого следует расстрел»…

Думаю те, кто хоть однажды слышал свист путь и разрывы снарядов в соседнем леске, поняли, насколько человек, похожий на Пригожина, был честен в разговоре с зэками. Именно честен, и насколько он грамотен в вопросах вербовки личного состава.

Что происходит после «разговора по душам»…

Опять вернемся к рассказу заключенного. Понятно, что после такого шикарного выступления в головах сидельцев зародились мысли о том, что «может лучше полгода там, чем 5–10 лет ещё здесь»… И люди понесли заявления о согласии. Представляю, как сложно давались такие решения. Однако оказалось не все так просто.

«В последующие восемь дней в штаб поступило около 700 заявлений. Это чуть больше половины всей колонии. Порядок оформления такой: по их личным делам были составлены справки по новой форме – в них не только выдержки из АКУСа (ПО ФСИН), но и с указанием происхождения, веры, связей (расширенные сведения, требовалось указать вплоть до истинных «семейников» в колонии) и другой подробной оперативной информацией. Бумаги отправили в Москву».

То есть, система работает в двух направлениях. С одной стороны, ЧВК отбирает необходимых ей бойцов-штурмовиков, а с другой стороны, из уже отобранных органы отбирают тех, кто может реально рассчитывать на помилование. Автоматически стать «хорошим» человеком не так-то просто.

«Оттуда под строгим контролем и в секрете (все документы поступили и хранятся в сейфе Спецотдела – отдел специального учета, который находится в гражданском здании за зоной) пришли «помиловки» за подписью верховного главнокомандующего на 200 человек. В зону эти бумаги не заносили, но это точно так.
На той неделе перед отбоем в колонию приехали военные КамАЗы и увезли этих людей. Они, получается, теперь официально свободные».

Опять же, по наблюдениям со стороны заключенных, можно сделать вывод о том, кем особенно интересуются ЧВК. Это важно. Хотя, если учесть, что в колонии остались ещё 500 желающих стать штурмовиками, и не особенно.

Кого помиловали по составу преступлений и что будет с остальными?

«Несколько человек забрали из СУСа. Из одного отряда забрали более 50 человек сразу. Почему? Не знаю. Опера, может, что-то написали. Все в основном были осуждены за преступления против личности, незаконный оборот оружия или имели в прошлом службу в ВС. По остальным пока ничего не приходило, думаю, теперь это их резерв».

Вместо выводов

Свое отношение к заключенным на войне я уже высказал неоднократно. Повторяться не буду. ЧВК действительно хоть какой-то способ вернуться к нормальной жизни, оторваться от криминала. Поэтому вместо выводов представлю ещё одну цитату, любезно предоставленную мне главным редактором. Правда, комментарий этот пришел не в нашу редакцию, это ответ лично Евгения Викторовича Пригожина журналистам «КП».

Итак, ответ от главного героя материала о «человеке похожем»:

«Наконец-то я услышал мудрую и лаконичную формулировку. Как эксперт-любитель могу вам сказать свое мнение. Как мне кажется, группа неизвестных лиц, которых, естественно, для нас всех там нет, прекрасно воюет на бахмутском направлении по следующим причинам.
Первое, они патриоты и не могут допустить позора своей Родины.
Второе, они – профессионалы высочайшего уровня и многие из них (как мне кажется, глядя на фотографии их воодушевленных лиц) прошли десятки войн, готовя себя к величайшему дню, когда горячо любимую Родину нужно будет защищать.
Третье, как мне кажется, чисто из собственных наблюдений и аналитики, у них есть отлаженная до мелочей система управления, которой занимаются, возможно, не самые выдающиеся личности, но и не законченные …
Я так подозреваю, исходя из уроков прошлого, настоящего и будущего, что те самые не законченные … не пользуются духами Chanel и не рассекают в автомобилях из кожи Nappa, а лазают по подвалам и окопам, чтобы держать ситуацию на контроле.
Переходим к следующему вопросу. Безусловно, если бы я был заключенным, я бы мечтал влиться в этот дружный коллектив, чтобы иметь возможность не только искупить долг перед Родиной, но и отдать его с лихвой.
И последняя ремарка: те, кто не хотят, чтобы воевали ЧВК, заключенные, кто рассуждает на эту тему, кто ничего не хочет делать, и в принципе кому эта тема не нравится, детей своих на фронт отправьте. Либо ЧВК и зэки, либо ваши дети – решайте сами.
Вообще, если обобщить все ваши вопросы, то при чем тут зэки, ЧВК и человек, похожий на Пригожина? Россия всегда была, есть и будет под надежной защитой российской армии».

Мне комментировать уже не надо… Автор: Александр Ставер https://topwar.ru/201846-chelovek-pohozhij-beseduet-s-ljudmi-pohozhimi-kak-proishodit-nabor-v-muzykanty.html

Добавить комментарий

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Добавить комментарий

Translate »