Польские «псы войны» сорвались с цепи и грызутся с украинскими нацистами

Ни для кого уже не секрет, что наиболее многочисленное представительство среди наемников, воюющих на стороне укронацистского режима, имеют польские «солдаты удачи». Встретить их можно практически на всех участках растянувшегося фронта, как в составе подразделений ВСУ, так и в виде отдельных «национальных» формирований.

Как рассказал майор украинского спецназа Руслан Груздь, взятый в плен группой бойцов ЧВК «Вагнер» вблизи Артемовска (Бахмут) (ДНР), иностранные наемники переодеваются в украинскую форму и распределяются по местным подразделениям мелкими группами.

«Там небольшие группы раскиданы по разным подразделениям — батальонам, бригадам. Возможно, у них только свое вооружение. Я мельком видел их, берут наш „пиксель“ (сленговое название камуфлированного обмундирования украинских военных, — прим. ред.), чтобы не отличаться», — указал пленный майор.

Кроме того, как утверждают российские специалисты радио- и радиотехнической разведки, результаты радиоперехвата подтверждают факт присутствия в боевых порядках ВСУ польских кадровых военных, что идет вразрез с международным законодательством и может быть расценено как военное преступление.

В свою очередь, российский военный обозреватель, полковник запаса Геннадий Алехин, проживающий в Белгороде, во время своего интервью изданию «Украина.ру» указал на то, что на харьковском направлении польские наемники действуют не только в составе украинских разведывательно-диверсионных групп, но и имеют собственные крупные подразделения.

Для российских военных данный факт давно уже стал чем-то обыденным и не заслуживающим особого внимания явлением.

Например, один из младших командиров артиллерийского взвода рассказывал, как их подразделение недавно уничтожило крупный отряд польских наемников в Харьковской области. «Дней пять назад был прорыв, поляки наступали. В составе тысячи человек, бронетехника, мы всю ночь работали, результаты, соответственно, очень хорошие, мало кто ушел оттуда», — привычно констатировал артиллерист.

Действительно, чему тут удивляться? Приехали за острыми ощущениями и большими деньгами? — Получите сполна тех самых ощущений! Не успели воспользоваться обещанным вознаграждением? — Это исключительно ваши проблемы! Вернее, уже не ваши, а ваших родственников.

Примечательно (но не удивительно), что с данным подходом к утилизации отбросов человеческой цивилизации согласны все, в том числе и сами оприходуемые наемники. Все, кроме польских. Потому что, в отличие от остальных, они приехали не просто удобрить своими останками землю Донецкой и Луганской Народных Республик, а также Харьковской, Запорожской, Херсонской и других областей, но еще и оставить о себе самую мерзкую память.

Как рассказал упомянутый военный обозреватель Геннадий Алехин, польские наемники, помимо всего прочего, вместе с украинскими нацистами из «Кракена»* участвуют еще и в карательных акциях, в том числе в расстреле мирных жителей.

«Люди, которым удалось сбежать, рассказывали, как полякам передают списки сочувствующих России, а они без всякого разбора выкашивают целые семьи. Это не единичные случаи. Такие преступления носят массовый характер», — указал Алехин.

Но самое поразительное заключается в том, что польские наемники-людоеды готовы растерзать не только любого «с той стороны», но и загрызть «своих».

Как сообщают РИА Новости со ссылкой на полковника полиции ЛНР Виталия Киселева, в конце октября польские «псы войны» уничтожили несколько бойцов «Правого сектора»*, которые пытались заставить их наступать на кременском направлении в Донбассе. После нескольких неудачных попыток сходить в атаку наемники из числа поляков отказались испытывать судьбу и идти вперед.

По словам Киселева, польские «профи» считают нецелесообразным свое присутствие в наступающих частях. Для сохранения «боеспособных» подразделений наемники настаивали, чтобы вперед шли отряды территориальной обороны.

«Часты разборки с нацистами, ведь они заставляли наемников идти наравне с тербатами. В этот раз также на разбор приехали представители „Правого сектора“ . По нашим данным, поляки частично „утилизировали“ любителей Бандеры», — пояснил Виталий Киселев.

Абсурдность ситуации заключается в том, что киевский режим собирал по всему миру (и в первую очередь в Польше) профессиональных убийц, чтобы ими заткнуть дыры на фронте, так как украинского «пушечного мяса» стало не хватать. Но польские наемники не хотят быть «затычками от каждой бочки», хотят воевать «безопасно», идя по трупам тероборонцев и второпях призванных украинцев, не успевших убежать от очередной волны «могилизации».

Закономерен вопрос, который поспешили задать ясновельможным «спецам» украинские наниматели в лице «правосеков»: «Зачем вы нам такие нужны?» (в реальности, безусловно, вопрос задавался в более жёсткой форме). В ответ поляки открыли «дружественный» огонь и внесли некоторые коррективы в численность представителей своего работодателя.

Хотелось бы верить в то, что за этим демаршем бравых «жолнежей» последует логичная реакция со стороны руководства ВСУ. Зачем кормить пса, который кусает тебя за руку?

Но дело в том, что украинской армией командуют давно уже не украинские, а англосаксонские военачальники. Кроме того, как заявил секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев на встрече секретарей советов безопасности СНГ 2 ноября, имеется информация о том, что США и Великобритания приступили к вербовке международных террористов, чтобы перебрасывать их для участия в боевых действиях на стороне ВСУ. Это означает, что «хозяев» киевского режима не волнуют проблемы «взаимоотношений» между наемниками и ВСУ, главное — чтобы продолжалась война и лилась кровь…

Добавить больше нечего, только посочувствовать полякам. Печально, что гордый польский народ, который когда-то подарил миру Николая Коперника, Фредерика Шопена, Адама Мицкевича, Марию Склодовскую-Кюри и многих, многих других великих людей, сейчас продуцирует только безумных политиков и самых беспощадных наемников-убийц.

Читайте также: «Солнцепёки» устроили огненный ад для польских наёмников (ВИДЕО)

Владимир Вуячичhttps://rusvesna.su/news/1667483820 

«Третий сектор» в Белоруссии — гражданское общество на перезагрузке

Иллюстрация: yandex.ru

Процесс зачистки Белоруссии от структур западного влияния, начатый еще в 2021 году, постепенно трансформировался в формирование новой структуры гражданского общества. Многочисленные неправительственные, некоммерческие и негосударственные организации (НПО, НКО и НГО), которые долгие годы являлись в республике основными проводниками интересов стран ЕС и США, оказались вне закона, что должно было ознаменовать конец старой эпохи общественно-политической жизни в стране и начала новой.

Вместе с тем, процесс трансформации прежней модели взаимоотношений так называемого «третьего сектора» и государства оказался наполнен рядом серьезных вопросов, связанных с политикой белорусских властей прошлых лет и требующих немедленного решения уже сегодня.

Как известно, различные НКО, НГО и НПО существуют в Белоруссии уже не первое десятилетие. Однако в прошлые годы белорусские власти уделяли им довольно слабое внимание, что было связано со спецификой деятельности негосударственных организаций в республике и общей внутриполитической ситуаций в стране. Формально, белорусские НКО, как и их аналоги в других странах, в своей уставной деятельности не ставят целью получение прибыли, а занимаются лишь вопросами взаимодействия государства и общества. Их направленность может быть самой разной, начиная от экологии и защиты животных и заканчивая помощью наиболее уязвимым категориям граждан и защитой прав и свобод человека. И все это объясняется стремлением «действовать для общественного блага, системных и позитивных изменений общества». Именно под таким благородным лозунгом в Белоруссии в конце прошлого столетия и появились самые различные негосударственные организации, объединенные одной важной деталью — финансирование со стороны стран Запада.

В самый разгар вседозволенности 1990-х годов в Белоруссии как грибы после дождя появлялись не только политические партии, но и различные общественные организации и движения, значительная часть из которых была связана с иностранными фондами, а в ряде случаев и правительствами стран Евросоюза и США. Из-за того, что сами по себе НКО, НПО и НГО не могли существовать самостоятельно, они оказались зависимы от тех, кто их финансировал, что и предопределило их реальную деятельность. Поэтому неудивительно, что спонсируемые западными организациями, наподобие фонда Джорджа Сороса, структуры формировавшегося в те годы белорусского гражданского общества постепенно стали заниматься продвижением в республике не национальных, а иностранных интересов. Возможно, что белорусская модель государственного управления со временем превратилась бы в то, что сегодня можно наблюдать на Украине, в Грузии или некоторых иных странах постсоветского пространства, если бы к власти не пришел Александр Лукашенко, поставивший крест на планах Запада в Белоруссии.

Вместе с тем, на протяжении многих лет отношении к «третьему сектору» в Белоруссии было относительно либеральным, что позволяло различным негосударственным организациям спокойно работать в стране. Однако, когда стало понятно, что некоторые западные грантодатели используют созданные в республике структуры для дестабилизации обстановки в республике, отношение к ним официального Минска стало меняться. Это привело к тому, что в начале 2000-х белорусские власти выгнали из страны наиболее одиозные западные фонды и закрыли ряд общественных организаций и партий, контролируемых ими. Однако на протяжении последующих двух десятилетий речи о тотальной зачистке общественно-политического пространства страны не шло.

Спокойное отношение официального Минска к негосударственному сектору, который во многом был связан со странами Запада, можно объяснить несколькими факторами. В частности, из-за специфики белорусской общественно-политической жизни большинство из НГО, НПО и НКО в Белоруссии долгие годы не представляли серьезной опасности для государства. Они не имели обширной социальной базы, ориентируясь лишь на незначительную часть общества, состоящую в основном из националистов и прозападно настроенных граждан, а также не использовали получаемое ими западное финансирование на прямую антигосударственную деятельность. Лидеры большинства негосударственных организаций попросту разворовывали деньги, хотя старались громко отчитываться о реализуемых ими проектах по «демократизации» белорусского общества. Поэтому и активность данных структур хоть и носила оппозиционный характер, всегда была минимальной. Как правило, она повышалась в периоды электоральных кампаний, а также во время подготовки и празднования «памятных дат» белорусской оппозиции.

Кроме того, Минск, проводя свою политику многовекторности, долгие годы рассчитывал на здравомыслие Запада, не оставляя надежд нормализовать свои отношения с ЕС и США. Поэтому белорусские власти старались не проявлять чрезмерную жесткость в негосударственном секторе, прекрасно понимая, что в ином случае западные партнеры предъявят им новые претензии. В Минске также считали, что все прозападные структуры в стране имеют незначительный вес в обществе, а их деятельность полностью находится под контролем. В итоге, несмотря на многочисленные обвинения белорусских властей в недемократичности и попрании прав и свобод человека, в Белоруссии довольно спокойно и долго работали сотни негосударственных организаций, прямо или косвенно получавших иностранное финансирование на работу по переформатированию общественного сознания в необходимом Западу русле. И только события 2020 года показали, что прежняя политика государства в отношении «третьего сектора» требует кардинального пересмотра.

Массовые протесты после президентских выборов августа 2020 года, в ходе которых была осуществлена попытка государственного переворота, показали, что именно финансируемые Западом НГО, НКО и НПО создали по стране целую сеть своего влияния, которая затронула даже органы государственного управления. Как заявил недавно первый заместитель председателя КГБ Сергей Теребов, за последние два года на раскачивание обстановки в Белоруссии было затрачено около $ 130 млн, что только на $ 2 млн больше, чем было вложено на всевозможные революционные проекты в республике в период с 2010 по 2020 годы. Только тот факт, что к прошлым президентским выборам в прозападные структуры не успело влиться значительное число белорусов, за исключением националистов и радикалов, и позволил белорусским властям достаточно быстро разобраться с протестами и приступить к радикальной зачистке общественно-политического поля страны.

С зимы 2021 года в республике начались обыски в офисах негосударственных организаций, которые были замечены среди наиболее активных организаторов и участников протестных акций. Правоохранители пришли в филиалы польских структур, так называемых «независимых СМИ и профсоюзов». Многие из лидеров и членов данных организаций бежали из страны, а те, кто не успел этого сделать, оказались за решеткой. Однако настоящая чистка началась в середине лета прошлого года, когда по стране прокатились массовые проверки различных НПО, НКО и НГО, которые совмещались с обысками и задержаниями их активистов. За последующий год в Белоруссии была проделана серьезная работа по выявлению и ликвидации всех негосударственных структур, которые долгие годы вели открытую или скрытую работу по подрыву государства.

К началу осени 2022 года в республике было проверено более 1 000 некоммерческих организаций, а в отношении 600 были внесены предупреждения. Официально, только за прошлый год судом было ликвидировано около 100 «деструктивных общественных организаций», хотя цифра исчезнувших НГО и НКО в стране на самом деле гораздо выше. По различным подсчетам, в Белоруссии к настоящему времени более 850 организаций и объединений были ликвидированы (около трети по собственной инициативе) или находились в стадии ликвидации. Примечательно в данном случае то, что наиболее распространенной причиной их закрытия является отсутствие официальной деятельности, указанной в уставе. Одновременно правоохранители Белоруссии ликвидировали негосударственные организации и по более веским обстоятельствам: «осуществление экстремистской деятельности организацией или ее руководством, членами, в том числе распространение информации, дискредитирующей Белоруссию» или «нарушение требований к отчетности, введенной с 2020 года в рамках борьбы с терроризмом и отмыванием доходов, полученных преступным путем, и представляющей чрезмерное вмешательство в деятельность некоммерческих организаций».

Как итог — под зачистку в стране попали сотни организаций, которые занимались не только так называемой защитой прав человека, но и образованием, и культурой, экологическими вопросами, помощью инвалидам и женщинам, пострадавшим от насилия, и пр. И всех их объединяла одна особенность — под прикрытием самой разнообразной общественной деятельности они пытались трансформировать массовое сознание белорусов для последующей реализации в стране «цветной революции».

Вместе с тем, нынешняя зачистка Белоруссии от прозападных НГО, НПО и НКО не означает полного разрушения «третьего сектора». Как заявила в конце октября начальник управления по вопросам некоммерческих организаций Министерства юстиции республики Елена Кириченко, в стране по-прежнему есть около 3 тыс. общественных объединений. Более того, Запад все еще считает возможным воссоздание своей сети влияния в республике и прикладывает для этого различные усилия, в том числе финансируя своих сторонников, как за пределами Белоруссии, так и внутри страны.

Для примера можно вспомнить о резком повышении интереса к Белоруссии со стороны Атлантического Совета (Atlantic Council, иностранная НПО, признана нежелательной в РФ), который является американской структурой при НАТО. Формально, это лишь некий аналитический центр, которые работает с политиками и экспертами по всему миру, публикуя их идеи и свои предложения «для создания более свободного, безопасного и процветающего мира». На деле же эта структура имеет довольно большое влияние на принятие решений в Белом доме, а также способствует выделению средств на проведение в разных странах политики, удовлетворяющей целям США.

В отличие от различных американских и европейских фондов (например, Национального демократического института при Демократической партии США (NDI), Международного республиканского института при Республиканской партии США (IRI), Фонда Аденауэра, признанного нежелательной организацией в РФ, и т. п.), Атлантический Совет вплотную заинтересовался Белоруссией не так давно. В 2021 году его эксперты опубликовали материал «Байден и Белоруссия: стратегия для новой администрации», где выступили за укрепление позиций Светланы Тихановской, введение антибелорусских санкций, а также ежегодное выделение $ 200 млн на поддержку белорусской оппозиции. Зимой 2022 года был опубликован еще один доклад «Глобальная стратегия 2022: предотвращение агрессии Кремля сегодня для конструктивных отношений завтра», где авторы призывали к созданию напряженности вокруг России и Белоруссии.

Кроме того, после начала российской специальной военной операции на Украине данная организация вовсю включилась в информационную войну не только против Москвы, но и Минска. Правда, в связи с разгромом структуры западного влияния в Белоруссии, и Атлантический Совет, и иные фонды и организации стран ЕС и США были вынуждены перейти в онлайн режим, сконцентрировав свои усилия на работе в интернете. И это стало новым вызовом, как для Минска, так и Москвы. Поэтому неслучайно в конце октября в Белоруссии и России задумались на вопросом о том, чтобы упорядочить законодательство двух стран по противодействию незаконной деятельности негосударственных организаций, для чего планируется разработать модельный закон, регулирующий их финансирование.

В то же время, перед белорусскими властями сегодня стоит и еще одни немаловажный вопрос — что делать дальше в процессе формирования нового гражданского общества, где не будет деструктивных структур, ведущих антигосударственную деятельность в угоду Западу? Как заявлял еще год назад Александр Лукашенко, «те организации, которые финансировались из-за рубежа и организовывали переворот и мятеж, мы все ликвидировали» и «они никогда не будут восстановлены». В этой связи очевидно, что их место должны занять новые структуры, которые будут удовлетворять белорусские власти и следовать в русле государственной политики и идеологии. Однако пока о своей готовности взять на себя некоторые функции ликвидированных НГО, НКО и НПО объявили лишь Белорусский республиканский союз молодежи, профсоюзы и некоторые провластные организации.

В августе также стало известно о том, что в республике могут создать единый национальный благотворительный фонд, где, по словам Лукашенко, «ни одна копейка из него влево, вправо не уйдет, а будет использована на благородные цели». Более активных действий по созданию новых структур взамен ликвидированных прозападных организаций к настоящему моменту в Белоруссии не наблюдается. В случае, если процесс заполнения образовавшегося вакуума будет идти по-прежнему медленно, есть риск того, что разгромленная структура оппозиции снова поднимет голову, и властям страны весь процесс придется начинать сначала.

Таким образом, сегодня можно констатировать, что в Белоруссии происходит формирование нового гражданского общества. Его основной должны стать структуры, выполняющие, прежде всего, государственный заказ, и следующие в русле проводимой властями республики политики. Сумеют ли белорусские власти создать обновленную систему взаимодействия государства и общества, покажет самое ближайшее время.

Наталья Григорьева
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2022/11/05/tretiy-sektor-v-belorussii-grazhdanskoe-obshchestvo-na-perezagruzke

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Translate »