Израиль: итоги выборов 2022 года

Подведены окончательные итоги очередных внеочередных (пятых за последние 4 года) выборов в израильский парламент — кнессет. На этот раз с небольшим перевесом победили правые партии, которые, скорее всего, и будут формировать очередную правительственную коалицию, что будет возложено президентом Израиля на лидера одной из политических партий.

С большой вероятностью, это будет бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который еще до предыдущих выборов заключил соглашение с партиями, представляющими интересы религиозных ортодоксальных иудеев — ШАС и «Яхдут-ХаТора». С их мандатами и с мандатами прошедшей в кнессет ультраправой партии «Религиозный сионизм», занявшей третье место с 14 мандатами, у правой коалиции будет 64 мандата депутата кнессета из 120.

В связи с отсутствием принципиальных политических противоречий между этими партиями будущая правительственная коалиция, вероятно, продержится полную каденцию — все 4 года — до следующих очередных парламентских выборов.

Единственным событием, которое сможет что-либо изменить в эти 4 года, это какое-либо судебное решение в отношении Биньямина Нетаньяху, поскольку слушания по открытым против него судебным делам будут возобновлены после закончившегося перерыва на религиозные праздники и на выборы.

Сформированная полтора года назад правительственная коалиция политических противников Биньямина Нетаньяху не смогла преодолеть принципиальных политических противоречий между секторами израильского общества, которые были представлены этими политическими партиями.

Кроме лозунга «Только не Биби» («Биби» — Беньямин Нетаньяху, — прим. авт.), реальной политической повестки входящим в уходящую правительственную коалицию политическим партиям предложить не удалось, коалиционное правительство с двумя сменными премьер-министрами занималось срочными текущими экономическими и бюджетными проблемами.

Но как только на повестку дня встал вопрос, по которому входящие в коалицию правые религиозные сионисты, представляющие израильских поселенцев, проживающих на незаконно оккупированных государством Израиль арабских территориях, и арабские партии, впервые в истории государства Израиль вошедшие в правительственную коалицию, имели абсолютно противоположные позиции — вопрос о продолжении поселенческой деятельности незаконных израильских поселенцев на незаконно оккупированных Израилем арабских территориях, голосование по этому вопросу раскололо правящую коалицию, и новые внеочередные парламентские выборы стали неизбежны.

Основной партии уходящей правительственной коалиции — партии «Еш Атид», личной партии ее лидера Яира Лапида, удалось увеличить свое представительство в кнессете с 17 голосов до 24 голосов, но союзники по этой коалиции потеряли гораздо больше.

Партии «Кахоль Лаван» Бени Ганца и «Тиква Хадаша» Гедеона Саара, пошедшие на последние выборы объединенным списком, получили 12 мандатов депутатов кнессета вместо 14 мандатов, которые они получили порознь на предыдущих выборах.

Основные потери уходящая правительственная коалиция понесла на флангах. Арабские партии на этот раз не пошли на выборы единым списком, и одна из этих партий — партия «БАЛАД» не смогла пройти электоральный барьер, а голоса ее избирателей фактически пропали.

Но суммарно оставшиеся две арабские партии получили 10 мандатов — столько же, сколько было у арабских партий в предыдущем составе кнессета.

Но самая большая потеря произошла на крайне левом фланге. Старейшая израильская партия, руководители которой были долгие годы премьер-министрами Израиля — партия «Авода» скатилась с 7 мандатов до границы электорального барьера — до 4-х мандатов депутатов кнессета, а одна из старейших израильских левых партий — партия «МЕРЕЦ», не раз в израильской политической истории входившая в правительственные коалиции, после 6 мандатов в кнессете предыдущего созыва и вовсе не смогла преодолеть электоральный барьер.

Эту ультралевую партию традиционно поддерживает тель-авивская интеллигенция, партия «МЕРЕЦ» всегда отличалась яростной поддержкой гомосексуалистов и лесбиянок, а также крайней русофобией и была единственной израильской партией, устраивавшей антироссийские акции протеста. Мир ее праху.

Надо заметить, что руководство уходящей правительственной коалиции до последнего дня перед подачей избирательных списков политических партий в избирательную комиссию пыталось уговорить руководство партии «Авода» пойти на выборы единым списком с партией «МЕРЕЦ», чтобы не потерять голоса избирателей и мандаты в кнессете.

Но политически недальновидное руководство партии «Авода» ответило отказом, в результате чего партия «Авода» потеряла мандаты, а партия «МЕРЕЦ» не прошла в кнессет. Суммарная потеря уходящей правящей коалиции здесь составила 9 мандатов — с 13 мандатов двух партий предыдущего созыва кнессета до 4-х мандатов партии «Авода».

На крайнем правом фланге уходящая правящая коалиция потерпела полную катастрофу. Партия одного из двух сменных бывших премьер-министров Израиля — партия «Ямина» Нафтали Беннета развалилась перед выборами, а партия второго человека в списке Беннета — партия Айелет Шакед, которая успела побывать и министром юстиции, и министром внутренних дел Израиля, партия Айелет Шакед под новым старым названием «Бай Ехуди» («Иудейский дом» (ивр.), — прим. авт.) не прошла электоральный барьер и не попала в кнессет.

Вместо этих двух политиков голоса еврейских поселенцев, проживающих на незаконно оккупированных арабских территориях, были отданы крайне правой израильской партии «Религиозный сионизм», получившей в итоге 14 мандатов депутатов кнессета.

За этими арифметически итогами последних парламентских выборов стоит обозначенная мной в моих опубликованных ранее статьях «Конец светского и демократического Израиля» и «Самоуничтожение государства Израиль» тенденция движения государства Израиль к крайне правому, фактически фашистскому, и к теократическому государству, что вызвано процессами, происходящими в израильском обществе, в том числе демографическими процессами. Чтобы не повторять подробное изложение этих процессов, я просто рекомендую обратиться к этим статьям, в которых эти процессы изложены наиболее подробно.

Перед новым израильским правительством будут стоять все те же прежние проблемы — необходимость примирения сторон и выработка общественного консенсуса в израильском обществе, необходимость финансирования огромных военных расходов в связи с незаконной оккупацией сирийских и палестинских территорий, финансирование ничего не производящих и нигде не работающих ортодоксальных иудеев и финансирование незаконных поселений на незаконно оккупированных арабских территориях.

Эти постоянные экстраординарные расходы не позволяют государству Израиль финансировать основные необходимые в нормальных странах государственные расходы на социальные нужды граждан — расходы на пенсии, на социальное жилье, на медицинские услуги и так далее, но граждане Израиля выбрали нищенские социальные услуги, продолжение финансирования постоянной войны и продолжение финансирования социальных паразитов вместо мира на Ближнем Востоке и светского государства, в котором религия отделена от государства.

Израильское общество продолжает деградировать, и именно это является основным итогом последних израильских парламентских выборов.

Читайте также: Израиль может передать оружие Украине через третью страну, — Bloomberg

Михаил Ошеров, специально для «Русской Весны»  https://rusvesna.su/news/1667643408

Станет ли Израиль теократией?

Следующее правительство Израиля будет самым религиозным за всю ег  о историю. Из четырех партий, которые, как ожидается, войдут в следующую коалицию, три являются религиозными. Две из них – ультраортодоксы, которые, например, не допускают женщин в свои парламентские списки.

Третья – «Религиозный сионизм» — это слияние трех крайне правых партий, среди их лидеров ученик раввина Меира Кахане, идеолога еврейского превосходства. Эта партия тоже находится на консервативной стороне религиозного спектра, склоняясь к ультраортодоксальной линии.

В общей сложности на эти три партии будет приходиться более половины мест в будущей коалиции Биньямина Нетаниягу, которая, как ожидается, будет оформлена в ближайшие недели.

Добавьте к этому семь религиозных депутатов «Ликуда», и получится, что 40 из 64 депутатов коалиции будут ортодоксальными евреями. Это гораздо больше половины, хотя удельный вес этого населения составляет в Израиле только 17 процентов. Почти две трети из них составляют ультраортодоксы.

По этой причине после выбров израильтяне проснулись с таким очевидным вопросом: собирается ли их страна превратиться в теократию.

«Я не вижу вероятности, чтобы Израиль станет в полной мере государством Торы, — говорит раввин Ури Регев, президент и главный исполнительный директор организации «Хидуш», которая продвигает свободу вероисповедания в Израиле. — Но мы подойдем к этому намного ближе, чем когда-либо прежде».

Тани Франк, директор Центра иудаизма и государственной политики в иерусалимском Институте Шалома Хартмана, тоже с этим согласна. «Мы обязательно это увидим, но это не произойдет сразу, потому что они достаточно умны, чтобы понимать, какую негативную реакцию в обществе это может вызвать».

Безусловно, в Израиле никогда не было разделения религии и государства. Вопросы брака и развода, например, подпадают под юрисдикцию религиозных властей. Когда речь идет о евреях — Главного раввината, контролируемого ультраортодоксами. Общественный транспорт не работает по субботам, за редким исключением. Большинство магазинов тоже в этот день закрыты. Поскольку в Израиле признается только ортодоксальный иудаизм, реформистское и консервативное движения иудаизма не имеют права на получение финансирования от министерства по делам религии.

За последние годы был достигнут определенный прогресс в продвижении свободы вероисповедания и плюрализма, но это по большей части заслуга судебных решений. Поэтому самым тревожным является стремление религиозных партий ослабить судебную систему с помощью закона, который позволит кнессету отменять решения суда. В обозримом будущем это может свести на нет все достижения в области свободы совести и равенства за последние годы в Израиле.

«До сих пор суды были доминирующим игроком в продвижении таких вопросов, как права ЛГБТ и права женщин, но если новая право-религиозная коалиция реализует свои планы по ограничению полномочий судов, они смогут творить все, что захотят», — говорит Шуки Фридман, вице-президент Института еврейской народной политики в Иерусалиме.

Фридман полагает, что новое правительство приступит к немедленной отмене религиозных реформ, проведенных уходящим правительством. И в первую очередь реформы кашрута, которая вызвала ожесточенное сопротивление со стороны раввината.

Если бы уходящее правительство довело до конца обещанное соглашение о Стене Плача, которое должно было способствовать равенству всех религиозных направлений в молитве у Стены Плача, то новая коалиция, вероятно, сделала бы именно отмену этого пункта своим главным приоритетом. Но поскольку за 16 месяцев на переговорах не было достигнуто никакого прогресса, то и отменять пока нечего.

Обещания Нетаниягу

Куда же тогда новое правительство направит свои усилия в области отношений религии и государства в ближайшие несколько лет (при условии, что оно продержится долго)?

Франк полагает, что первым делом будет возвращено финансирование ультраортодоксальных школ. «В школы ультраортодоксов будет поступать гораздо больше денег, независимо от преподавания там общеобразовательных предметов», — предсказывает он. Действительно, Нетаниягу уже пообещал лидерам хасидов, что упразднит этот критерий при распределении государственного финансирования школ.

Франк также считает, что религиозные партии настоят на отмене реформы «кошерного Интернета», которая угрожала раввинскому контролю над сотовыми услугами в ультраортодоксальном секторе.

Закон о возвращении: религиозные партии уже давно лоббируют изменение, которое резко ограничит право на репатриацию и получение израильского гражданства в соответствии с Законом о возвращении. В частности, они хотят отменить право на репатриации для третьего поколения потомков еврея и членов их семей.

Религиозные партии считают, что Закон о возвращении в нынешнем виде способствует иммиграции неевреев. Согласно их предложению, Закон будет распространяться только на галахических евреев и детей еврейского отца.

Впрочем, Франк считает, что Нетаниягу не допустит такие изменения. «Сохранение поправки о внуках евреев имеет чрезвычайно важное значение для русскоязычных репатриантов», — говорит он, отмечая, что на эту группу сегодня приходится подавляющее большинство репатриации в Израиль. «И русскоязычные по-прежнему дают «Ликуду» примерно четыре или пять мест на каждых выборах, так что он не может их игнорировать».

Гиюры: Пять лет назад ШАС представила законопроект о монополии раввината в проведении гиюров и непризнании реформистских и консервативных гиюров. В кнессете этот законопроект не прошел, но, учитывая состав новой коалиции, по словам Регева, они попытаются его реанимировать. А если к этому времени они уже проведут поправку об отмене судебных решений, то смогут отменить прецедентное решение суда о признании всех гиюров.

Конечно, этот шаг затрагивает очень небольшое число людей, которые проходят реформистские и консервативные гиюры. Это несколько человек в год. Тем не менее, ортодоксы считают это неявным признанием легитимности неортодоксальных течений. Франк считает, что Нетаниягу стоит подумать дважды, прежде чем принимать такой закон, ведь это приведет к серьезному кризису в отношениях Израиля с еврейской диаспорой, лидеры которой тепло приветствовали решение БАГАЦа.

Общественный транспорт по субботам: уходящее правительство Израиля мало сделало для продвижения общественного транспорта по субботам, хотя министр транспорта Мейрав Михаэли пообещала в последние недели, что строящийся тель-авивский трамвай будет работать по субботам. В последние годы различные муниципалитеты по всему Израилю вместе с общественными организациями открыли по субботам муниципальные автобусные подвозки.

Кейдар считает, что новое правительство будет целенаправленно бороться с этими инициативами. Действительно, ультраортодоксальные партии уже выразили заинтересованность в получении портфеля министерства транспорта в следующем правительстве.

Все опросы общественного мнения, проводимые «Хидушем», показали, что подавляющее большинство израильтян, включая избирателей «Ликуда», в той или иной степени поддерживают работу общественного транспорта по субботам. «Очевидно, что такого рода шаги, на которые Нетаниягу будут вынужден пойти под давлением его ультраортодоксальных партнеров по коалиции, будут не только вызовом большинству населения, но и противоречат мнению его собственных избирателей. И он должен иметь это в виду», — говорит Регев, реформистский раввин.

Браки: Чуть больше месяца назад израильский суд признал действительными «браки Юты», которые заключаются онлайн. Постановление предоставило израильским парам дешевый способ обойти запрет на гражданские браки в стране. До сих пор гражданские браки признавались только в том случае, если они были заключены за границей Израиля. Кейдар считает, что новая коалиция будет стремиться отменить это решение, тем самым восстановив монополию раввината.

Права ЛГБТК+. Новое правительство вряд ли зайдет так далеко, чтобы объявить гомосексуальность вне закона, но оно может попытаться обратить вспять некоторые успехи, достигнутые в продвижении прав геев, говорит Кейдар.

Это может включать отмену запрета на конверсионную терапию, сокращение государственного финансирования гормональной терапии для трансгендеров и восстановление запрета на донорство крови геями. «Я не вижу, чтобы Нетаниягу предпринимал решительные действия против ЛГБТК+, потому что многие из них голосуют за «Ликуд, — говорит Франк. — Но мы точно не увидим продолжения их теплых отношений с правительством».

Аборты: Новое правительство, как ожидается, не пойдет по пути Соединенных Штатов. Не будет прямого запрета на аборты. Но Кейдар полагает, что, скорее всего, ортодоксы станут более активно препятствовать абортам.

Кейдар говорит, что даже если новому правительству удастся ослабить судебную систему, у него не будет карт-бланша на введение религиозных ограничений в отношении светского населения. «Будет обратная реакция — и мы уже видели, как это происходило, когда они пытались закрыть киоски по субботам в светских районах. Люди вышли на улицу и протестовали».

Джуди Мальц, «ХаАрец»*, Ц.З. Фото: Элиягу Гершкович

Источник:  “Детали”*                                                                                                                                          

Пора прощаться с этим вредным политическим проектом

Утром в день после выборов Амир Хаскель, первопроходец индивидуального протеста, переросшего в движение «черных флагов» и в протест у резиденции премьера на улице Бальфура, опубликовал пост, в котором объявил о завершении своей общественной деятельности и призвал молодое поколение продолжать его путь.

Хаскель — человек заслуженный, но можно только надеяться, что его призыв не будет услышан. Если есть положительный урок, который общественность, считающая себя как левой, сионистской и социально ориентированной, может извлечь из этих выборов, то это расставание с вредным политическим проектом «Только не Биби», или сокращенно ТнБ. Этот проект не является причиной провала, и простое расставание с ним не даст решения на будущее. Но расставание с ним — необходимое условие выхода из тупика.

Даже победа была бы поражением

МЕРЕЦ и «Авода», называющие себя левыми сионистами, были сокрушены. Даже если бы обе они вошли в кнессет, уровень электорального барьера не место для партий, которые утверждают, что предлагают социальное видение, реформы, исправление общества, которые претендуют на то, что обращаются ко всем.

Этой неудаче можно найти много тактических и стратегических объяснений, и, безусловно, найти виноватых. Попытка объяснить низкую поддержку избирателей интересна и, может быть, даже важна, но ждать ответа, затаив дыхание, не приходится. Споры о причинах «переворота» 1977 года продолжаются до сих пор.

Но вопрос о том, могли ли МЕРЕЦ и «Авода» наскрести еще один мандат, или должен был Лапид действовать так или иначе, затмевается более важным вопросом: какое будущее предлагают эти партии? На какую победу могли рассчитывать левые партии? Переходное правительство под руководством министра финансов Либермана и очередной тур выборов? Новое правительство при поддержке антисионистской партии БАЛАД? Есть ли у них резервы политического сотрудничества, или возможности для расширения? Будут ли они вечно жить от «гевалда» до «гевалда»?

За это безвыходное положение во многом ответственен этот политический проект, или, можно сказать, политический сантимент «Только не Биби». Его характеристики просты: полный отказ от сотрудничества в любой форме с обвиняемым в преступлениях председателем «Ликуда».

Бойкот стал абсолютным принципом

Вопрос о том, уместно ли лицу, обвиняемому в совершении преступлений, занимать пост премьер-министра, является основой для законной публичной дискуссии. С точки зрения демократических принципов, есть аргументы и за и против. Руководство государством в руках лица, подозреваемого в тяжких преступлениях, имеет проблематичный вид, а возможность влияния на правоохранительные органы и судебную систему опасна.

С другой стороны, презумпция невиновности распространяется на всех. Нетаниягу поддерживают два миллиона израильтян, и закон гласит, что только суд, а не полиция или прокуратура, имеет право отстранить его от должности.

Какая-то группа может решить, что неуместно обвиняемому быть главой правительства, это ее право, но главная характеристика движения «Только не Биби» — отсутствие соразмерности. Запрет любой связи с Нетаниягу стал для ТнБ абсолютом, категорическим императивом. Даже политический кризис в разгар глобальной эпидемии не делает его недействительным, как на собственном горьком опыте убедился Ганц.

Никакая другая политическая цель не оправдывает сотрудничества с Нетаниягу, даже экономическая или социальная победа. Ни министерства финансов или юстиции, ни повышения минимальной заработной платы, ни мир во всем мире.

Невыносимая цена

Движение «Только не Биби» началось не с расследований Нетаниягу. От четверки мятежников из «Аводы», которые отказались принять вхождение Эхуда Барака в правительство Нетаниягу в 2009 году, через Шели Яхимович, которая отказалась от минфина в правительстве, которое он сформировал в 2013 году, и до резкой критики Ави Габая, который чуть не сформировал вместе с ним правительство в 2019 году, — сотрудничество с Нетаниягу воспринимается прямо-таки как нарушение религиозного запрета.

Можно сказать, что Нетаниягу честно заслужил ненависть к себе. На протяжении всех своих лет в политике он, не колеблясь, подстрекал, нападал на институции и символы, разделял  и натравливал,  нарушал политические обещания, чтобы сохранить свою власть.

Но справедливость критики Нетаниягу не меняет того факта, что цена бойкота невыносима. Он создает ядовитый раскол на блоки в израильском обществе и превращает политику в демографическую войну на истребление. Он лишает левых депутатов кнессета возможности маневрировать и делает их пленниками. Бойкот привел их к сотрудничеству с неолиберальными правыми, что лишило их слова смысла.

Отмена бойкота могла бы отстранить Бен-Гвира от руля и смягчить вмешательство правительства в судебную систему. Могли бы возникнуть союзы по другим вопросам, беспокоящим израильтян, таким как цены на продукты питания и жилье. Очень может быть, что Нетаниягу несерьезно относится к представленной им социальной платформе и попытается изменить правовую систему, чтобы защитить себя. Но стремление к стерильности в политике, возможно, хорошо для создания чувства справедливости, но уж точно не для самой справедливости.

Реальные приоритеты

Пример политической смелости, требуемой от левых, можно увидеть в Мансуре Аббасе, который был готов нарушить табу арабского общества в отношении пребывания в правительстве, чтобы предложить своим избирателям достижения. Он пошел на публичный риск, подвергся критике и даже получал угрозы жизни. Но лидер, который действительно намерен вести социальные реформы, не может позволить себе оставаться без политического влияния.

В конце концов, это вопрос приоритетов. Левые застряли на месте. Они могут продолжать говорить о выходе на новую аудиторию, об укреплении общественной системы и расширении экономики. Но если, в конце концов, ТнБ превалирует над всем этим, то это, вероятно, не так уж важно. Если правительство сокращений Либермана предпочтительнее бесплатного дошкольного образования с Нетаниягу, то раскрывается истинный порядок приоритетов: ощущение «осажденных праведников» важнее истинной национальной ответственности.

Таль Каспин, «Давар ха-овдим б’Эрец Исраэль», И.Н. На снимке: Амир Хаскель. Фото: Эмиль Сальман

Источник:  “Детали”*                                                          

Поймите, большинство не хочет демократии

Йоси Мельман

А сейчас настало время поиска оправданий и взаимных обвинений. И их уже хватает. Председатель партии «Авода» Мерав Михаэли отказалась объединиться с МЕРЕЦ. Лидер «Государственного лагеря» Бени Ганц переоценил свои возможности и решил бороться за пост премьер-министра вместо того, чтобы усмирить гордыню и вернуться к союзу с «Еш атид».

Гади Айзенкот совершил ошибку, решив присоединиться к Ганцу, а не к Яиру Лапиду. Лапид отобрал голоса у «Аводы» и МЕРЕЦ. Предвыборные компании левых и центристских партий оказались тусклыми, лишенными какой-либо креативности. Арабы разочаровались в израильской демократии и не продемонстрировали высокую избирательную активность. Лидеры арабских партий отказались от создания единого списка и даже РААМ– ТААЛ и БАЛАД не смогли прийти к соглашению относительно распределения остаточных голосов.

Биньямин Нетаниягу вновь взялся за подстрекательство и углубление раскола между «евреями» и «израильтянами». Итамар Бен-Гвир прикинулся плюшевым мишкой. Концерн «Йедиот ахронот» выступил на стороне Нетаниягу, чтобы добиться отмены суда на ним и спасти таким образом своего владельца Арнона (Нони) Мозеса. В последние дни газета выходила с убойными заголовками типа «Израиль прекратил атаки в Сирии из-за газового соглашения с Ливаном», а буквально накануне выборов возвестила: «Рекордное количество терактов и убитых начиная с 2015 года». Эти заголовки представили Лапида и его правительство как слабаков.

Все это правда. И вместе с тем не более чем увертки. Пена на поверхности морской пучины. Просто сиюминутные оправдания. Счет – на табло.

Нетаниягу – Бен-Гвир – Смотрич и две ультраортодоксальные партии получили на выборах в кнессет 25-го созыва около половины голосов. Арабские партии получили менее 8%, а «блок перемен» – менее 40%. При этом нужно учесть, что и в «блоке перемен» существует внушительное присутствие правых политиков – таких как Гидеон Саар, Матан Кахана и Авигдор Либерман. Они представляют традиционный правый лагерь, чтящий закон, но выступающий за капиталистический свободный рынок и дальнейшую приватизацию. Это означает, что настоящих левых и центристов в Израиле еще меньше – не более 30% от общего числа избирателей.

Короче говоря, левые и центристы – исчезающие виды израильского общества. Дело не только в цифрах и результатах выборов. Это намного более глубокое явление – многолетний процесс, постепенно меняющий облик Израиля. Эти изменения проявляются в радикальном национализме, расизме, ксенофобии, мессианстве, тоске по сильному лидеру, клерикализме, милитаризме, поддержке оккупации, презрении к власти закона и отвращении к ценностям западного либерализма.

Начиная с 1992 года левые и левоцентристы в Израиле ведут тяжелые оборонительные бои. В 1992 году Ицхак Рабин сумел прервать цепь побед правых, потом это сделал Эхуд Барак в 1999 году, а полтора года назад – Яир Лапид (с помощью Нафтали Беннета). Но все трое или, считая Беннета, четверо находились у власти очень недолго. Их правление продолжалось лишь немногим более пяти лет – это 16% минувшего 30-летия. Такова реальность, и нужно увидеть ее такой, какая она есть. Она не собирается меняться.

Отрезвление может наступить, только если на Израиль извне обрушится катастрофа, которая нанесет тяжкую травму всему народу – как это было вследствие Войны Судного дня. Я этого совсем не хочу.

Несмотря на полученное в молодости марксистское образование и мучительные часы, проведенные за штудированием большевистской теории и Ленина, я не сторонник подхода «чем хуже, тем лучше». Тем более что катастрофический сценарий пока не выглядит реальным.

Израиль настолько силен, что ни Иран, ни «Хизбалла», ни ХАМАС, ни восстание на Западном берегу не могут угрожать ему катастрофой. Они могут доставлять неприятности, но угрожать существованию Государства Израиль они не в состоянии.

Вера или надежда на бога из машины в облике президента США или стран Евросоюза, которые смогут повлиять на правительство Израиля, – это не связанные с реальностью мечты.

В Торе сказано: «Вот народ отдельно живет и между народами не числится». Сегодня это верно больше, чем когда бы то ни было. Но в наше время эта фраза приобретает иное значение: она говорит не об отсутствии выбора в смысле «если не я за себя, то кто за меня?». Напротив, она означает, что выбор существует: так хочет народ.

Народ сам хочет отгородиться от других, отвернуться от западного мира и демократических ценностей, он хочет еще больше угнетать арабов и аннексировать территории.

В ноябре 1995 года религиозный националист убил премьер-министра Ицхака Рабина и мирный процесс. В ноябре 2022 года большинство народа отказалось от демократии израильской республики, существующей уже почти 75 лет.

Йоси Мельман, «ХаАрец»*, Б.Е. На снимке: восторг от победы «Ликуда». AP Photo/Tsafrir Abayov

Источник: “Детали”*

*Упомянутый ресурс – не рекомендован для чтения, находится в ЧЁРНОМ СПИСКЕ про-нацистских СМИ Израиля, или запрещён в РФ – (прим. ред.)

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Translate »