Польский проект «от можа до можа» не предусматривает украинский суверенитет

Во время проходившей в Праге конференции Комитета по европейским вопросам Евросоюза 14 ноября Урсула фон дер Ляйен заявила, что Чехия является «замечательным примером солидарности с Украиной». Также председатель Европейской комиссии ЕС высоко оценила страну за принятие на своей территории более 400 тыс. украинских беженцев.

Казалось бы, ничего нового и интересного в лживых словах, пересыпанных лестью в адрес принимающей стороны, из уст прожжённого еврочиновника не прозвучало, но… Странно, что фрау председатель не вспомнила в данном контексте Польшу — настоящего чемпиона по приему беженцев. Причем «правильных» беженцев — с Украины, потому что беженцы с Ближнего Востока и Афганистана для Варшавы неприемлемы (миграционный кризис 2021 года на белорусско-польской границе это показал). Хотя если вспомнить, сколько штрафов наложил ЕС на Польшу из-за реформы судебной системы в этой стране, то не удивительно, что она пока «не в почете».

Впрочем, самим полякам, по всей видимости, нет никакого дела до забывчивости Урсулы с аристократической фамилией.

В настоящее время польский истеблишмент серьезно занят проектом «Польска от можа до можа», и украинские беженцы пришлись очень кстати. Многие знают, что это не первая попытка поляков реанимировать Rzeczpospolitą. В новейшей истории дальше всех в этом направлении продвинулся начальник государства Польского Юзеф Пилсудский, который действовал жёстко и решительно, но смог присоединить к Польше только западные украинские и белорусские земли.

В этот раз Варшава перешла к стратегии «мягкой силы» — используя украинский кризис, польские политики создают под себя благоприятную среду для взятия под протекторат бывших «Восточных Кресов». Например, 26 марта этого года президент Польши Анджей Дуда подписал поправку к закону «О помощи гражданам Украины в связи с вооружённым конфликтом на территории этого государства».

Спустя месяц, 5 мая, польский президент в ходе выступления по случаю Дня польской диаспоры во дворце Бельведер в Варшаве сделал заявление, что границ между Польшей и Украиной в будущем «больше не будет», а граждане этих двух государств смогут «вместе жить на этой земле». В ответ, вполне ожидаемо, глава киевского режима Владимир Зеленский внес в парламент проект закона о предоставлении гражданам Польши особого статуса.

В свою очередь, Верховная рада в июле поддержала в целом законопроект № 7550 об установлении правовых и социальных гарантий для граждан Польши, находящихся на территории Украины. Согласно законопроекту, граждане Польши смогут находиться на территории Украины в течение 18 месяцев после принятия закона и пользоваться всеми правами и свободами, как и граждане Украины.

Обмен «любезностями» сопровождался неоднократными визитами главы польского государства в «незалежную» для произнесения «духоподъёмных» речей и высказываний заверений во всеобъемлющей поддержке. То есть «мягкая сила» — в действии…

Примечательно, что, задабривая Зе-команду и не забывая в ответ получать для себя преференции, Варшава полностью не отказалась от применения и военной силы в «украинском вопросе».

В настоящее время группировка войск для ввода на Западную Украину создана и повышает свою готовность на полигоне «Новая Демба», отшлифовывая боевое слаживание подразделений и применение их в наступательных действиях под руководством американских инструкторов из 82-й воздушно-десантной дивизии (Ожиш, Польша).

Читайте также: Как «коллективный Запад» хочет разрушить белорусское государство руками самих белорусов

Кроме того, первый, так сказать, «негласный» эшелон этой группировки «вторжения» уже находится на Украине. Между тем, поляки не совсем воюют на стороне ВСУ, являясь в большей степени заградотрядами для подневольно мобилизованных украинцев, нежели самостоятельными бандами наемников.

Также известно о многочисленной миссии медиков, военных инструкторов и специалистов по минно-подрывному делу из польских МВД, пограничной службы и различных спецподразделений. Судя по объемам «вложенного» в приобретение украинских земель, Варшава от своего проекта не откажется.

Следует отметить, что новая польская стратегия уже даёт свои результаты — по мнению ряда политологов, в случае ввода польских воинских формирований на Украину, местное население воспримет их не как оккупантов, а как защитников и освободителей. Особенно это касается жителей западных украинских областей, которые давно уже мнят себя европейцами, «как в старые, добрые времена». Вот только память у них какая-то избирательная.

Представляется, что небольшой экскурс в историю поможет устранить этот недостаток. Итак…

По итогам советско-польской войны 18 марта 1921 года был заключён Рижский мирный договор, согласно которому Польша получила западные земли Украины и Белоруссии. Но ещё летом 1920 года польские власти объявили, что их военные ветераны смогут на льготных основаниях или бесплатно (в зависимости от заслуг) приобретать земли на территории Западной Украины.

Начальник государства Польского Юзеф Пилсудский тогда заявил: «Я уже предложил правительству, чтобы часть приобретённой земли стала собственностью тех, кто её сделал польской, обновив её польской кровью и тяжким трудом».

В декабре 1920 года был принят «Закон об „осадниках“» (переселенцах), и с весны 1921 года в Волынь стали прибывать первые польские поселенцы-колонисты, которых и называли «осадниками». Площадь типового участка составляла 20 гектаров, бывшим военным с высшим образованием выделяли до 45. Уже в 1939 году на территории Западной Украины проживало 9436 семей «осадников», примерно 50 тысяч человек.

Кроме того, польские власти разделили Галицию на три воеводства: Львовское, Тарнопольское и Станиславское, в совокупности именовавшиеся Восточной Малопольшей. В дальнейшем Варшава взяла курс на культурную полонизацию присоединённых земель. 31 июля 1924 года было официально запрещено использование украинского языка в официальных учреждениях Польши.

Из 2879 украинских читален, существовавших в Галиции, в 1923 году сохранись всего 832. В Волыни, где украинцы составляли 77% населения, только в 11% школ обучение велось на украинском языке. Всего из почти 3,5 тыс. украинских школ, функционировавших на территориях, доставшихся полякам, к 1935 году сохранилось не более 450.

Как отмечают историки, «украинские школы и гимназии закрывались, полонизация затрагивала все сферы общественной жизни, социальные лифты для украинского населения практически не работали», «польские власти демонстрировали жёсткий курс в отношении тех украинцев, чьи политические идеалы были отличными от идеалов польскости. Сепаратистски настроенные украинские деятели подвергались не только осуждению в польском обществе, но и репрессиям».

Естественно, что колониальная политика, проводимая польскими властями, привела к радикализации украинского населения.

В ответ Юзеф Пилсудский 24 августа 1930 года принял решение о «пацификации» радикальной части украинской общины. Для этих целей были сформированы 17 специальных групп полиции. Осенью их усилили 10 эскадронами кавалерии.

Летом-осенью 1930 года польскими властями по политическим мотивам были арестованы 1739 украинцев. При этом семь человек погибли, несколько сотен получили ранения.

В 1934 году в городе Берёза-Картузская был открыт концлагерь, в который без суда и следствия отправляли противников польского правящего режима — от коммунистов до украинских националистов. Общее количество заключённых за время существования концлагеря оценивается историками в 8-10 тыс. человек. К узникам лагеря применялись пытки и издевательства.

В общем «в старые, добрые времена» жили украинцы под польской властью как «настоящие европейцы» — словно туземцы в колонии. Из отчета представителей компартии Западной Украины Коминтерну за 1933 год: «Результаты хищнического хозяйства ярче всего выступают на примере западно-украинской трудящейся деревни, которая в результате налогов, штрафов, ростовщических долгов, феодальных форм эксплуатации обречена на постоянный голод.

Однако тяготы не уменьшаются, а наоборот, все возрастают. С 1930 года введено в Польше 18 новых налогов, некоторые из них возросли в 5 и даже 7 раз. Кроме официальных налогов, еще более значительную роль играют штрафы. Одновременно с увеличением эксплуатации крестьянства уменьшаются и даже отменяются всякие налоги для банд осадников».

Стоит ли напоминать, что, когда 17 сентября 1939 года Польша, как государство, в очередной раз перестала существовать, а на территорию Западной Украины вошла Красная Армия, для большинства простых украинцев этот день стал по-настоящему праздничным? Стоит, обязательно стоит. Необходимо еще провести параллели между событиями тех лет и современностью.

Сейчас поляки на Украине уже фактически имеют равные права с местным населением (благодаря Зеленскому), в рядах ВСУ присутствуют польские наемники (самая многочисленная группа из всех наемников) и кадровые офицеры Войска Польского, скрывающиеся под видом наемников. В дальнейшем запланирован ввод «миротворческой» группировки под благовидным предлогом на западные территории Украины.

Теперь вопрос: неужели после этого кто-то еще надеется на сохранение суверенитета и независимости страны? Сегодня украинцы повторяют то, что было в 20-х и 30-х годах прошлого века — своими руками создают еще более благоприятные условия для полонизации украинского государства, чем они!

В завершение хотелось бы отметить еще один аспект. Среди политологов бытует прочно устоявшееся мнение — в результате реанимации проекта Rzeczpospolitа поляки очень рассчитывают на процесс реституции, кандидатами на получение средств от которой являются более 100 тысяч человек.

Читайте также: В Венгрии предложили Польше восстановить общую границу по украинской территории (ФОТО)

Владимир Вуячич https://rusvesna.su/news/1668525183

Вторжение в Белоруссию — новый сценарий и его участники

Иллюстрация: yandex.ru

Обстановка вокруг Белоруссии в последние месяцы стала вызывать все больше опасений у руководства республики. Это связано как с наращиванием сил НАТО у белорусских границ, так и с деятельностью беглой оппозиции.

Противники Александра Лукашенко открыто начали говорить о том, что для смены власти в стране нужен не просто государственный переворот, но и прямая иностранная интервенция. И если ранее подобные заявления звучали лишь со стороны радикалов и экстремистов, то сегодня практически все представители белорусской оппозиции, которая обосновалась в странах ЕС и США, включились в разработку и осуществление плана вторжения в республику.

Несмотря на то, что в рядах белорусской оппозиции, которая после провала государственного переворота в 2020 году в массе своей бежала из страны, сегодня нет единства, большинство ее лидеров считают необходимым осуществление силового захвата власти. Для этого в последние месяцы проводится широкомасштабная идеологическая работа не только среди оставшихся в Белоруссии сторонников экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской, но и на международной арене. Особое внимание уделяется легитимизации созданных в эмиграции недавно структур, которые в будущем, по замыслу белорусских оппозиционеров, должны будут заменить нынешнюю власть в Белоруссии. Особое место в данном процессе занимает процедура придания высокого политического статуса Тихановской и созданного ею «правительства в изгнании», получившего название объединенный переходный кабинет.

В последние месяцы штаб экс-кандидата в президенты Белоруссии после некоторого затишья снова начал проявлять активность на международной арене. В первую очередь там, где русофобия достигла абсолютных величин. Так, еще 7 ноября под председательством генсека Совета Европы (СЕ) Марии Пейчинович-Бурич было организовано первое заседание созданной в сентябре контактной группы белорусской оппозиции и СЕ в Страсбурге. В рамках ее работы были предложены некие проекты «на благо народа Белоруссии», а Тихановская снова заявила, что надеется на вступление республики в СЕ в качестве полноправного члена, где будет представляться «демократическими силами» и гражданским обществом, то есть нынешней оппозицией.

После поездки в Страсбург экс-кандидат в президенты Белоруссии направилась в Исландию, которая возглавляет СЕ, а с 1 января — Северный совет. Как и в случае некоторых прошлых визитов Тихановской, в первую очередь в страны Прибалтики, в Рейкьявике ее принимали на официальном уровне, хотя и не назвали «избранным президентом» Белоруссии. Правда, это не помешало ей встретиться с премьер-министром страны, министром иностранных дел, спикером и депутатами исландского парламента, передать им ряд предложений, значительная часть которых повторяет все то, о чем белорусские оппозиционеры говорят на протяжении последних двух лет.

В частности, она предложила Исландии инициировать «запуск проектов поддержки гражданского общества и подготовки реформ в рамках работы Контактной группы при Совете Европы», организовать «участие делегации демократической Белоруссии в саммите Совета Европы», создать «группу друзей Белоруссии в Северном совете», упростить миграционные процедуры для белорусов, «покинувших страну по политическим мотивам и в связи с ситуацией на Украине», пригласить «представителей белорусских политических организаций и партий в ПАСЕ в качестве наблюдателей», а также «инициировать расследование преступлений режима Лукашенко в международных институтах по одному из трех направлений: преступления против человечности, пособничество военной агрессии, миграционный кризис».

14 ноября Тихановская выступила перед главами МИД стран ЕС в рамках очередного заседания СЕ по внешним делам, а 16 ноября была уже в Праге. В чешской столице она вместе со спикером нижней палаты парламента Маркетой ПекаровойАдамовой на Ольшанском кладбище возложила цветы на могилу первого президента Чешской Республики Вацлава Гавела, после чего также провела переговоры с местными политиками.

Подобная активность Тихановской и ее окружения, по всей видимости, будет только возрастать, так как это необходимо ее кураторам не только для усиления давления на официальный Минск, но и для повышения статуса беглой оппозиционерки на международной арене. Об этом сегодня открыто говорят даже некоторые западные политики. Например, в начале ноября член польского Сейма Павел Коваль заявил, что ЕС и США должны поставить ультиматум Лукашенко, по которому в случае продолжения его помощи России «мы, как Запад, должны признать Тихановскую президентом Белоруссии, признать ее правительство, признать их членами антипутинской коалиции». По его плану, после этого экс-кандидат в президенты и ее «правительство» должны будут принять присягу от «белорусских добровольцев на Украине и сказать, что настоящая армия Белоруссии на стороне Украины».

На фоне очередного искусственного подъема интереса к белорусскому вопросу 16 ноября в Politico появилась статья от имени Тихановской, в которой она заявила, что является «избранным президентом Белоруссии», а ее победу украли Лукашенко и Владимир Путин, который якобы «прислал пропагандистов и подготовил силы для вторжения», взамен заручившись «поддержкой для вооруженной агрессии против Украины». Оппозиционерка снова завела старую песню о том, что белорусского президента в стране поддерживают не более 25% граждан, а все остальные на ее стороне и стороне Запада, не желая дальнейшей интеграции с Россией. Поэтому Тихановская вновь призвала усилить санкции против Белоруссии и дать денег оппозиции. Примечательно в данном случае то, что до этого момента к беглой оппозиционерке ни в США, ни в ЕС, за исключением Литвы, не относились как к «президенту» Белоруссии, называя ее «лидером демократических сил», «национальным лидером» и т. п. Теперь же, по всей видимости, процесс признания ее «президентом» будет запущен повсеместно. И этому есть объяснение: на Западе приняли решение о необходимости эскалации напряженности вокруг Белоруссии, вплоть до организации прямой интервенции с последующим признанием Тихановской как единственно легитимной власти в стране.

О том, что западный план по смещению Лукашенко больше не предусматривает мирного пути, говорит множество различных фактов. В том числе на это указывает развернувшаяся работа по идеологическому обоснованию возможной интервенции в Белоруссию. Для этого в информационное пространство стал активно вбрасываться тезис о якобы «оккупации» республики Россией. При этом попытки объявить Белоруссию «оккупированной» российскими военными предпринимались и ранее, но только сегодня они приобрели характер утверждения и свершившегося факта, а сама тема «оккупации» начала выходить на международный уровень. Причем этому в немаловажной степени стал содействовать Киев.

Можно вспомнить, что еще в октябре Тихановская и депутаты Верховной рады Украины практически одновременно сделали заявления о том, что Белоруссия «оккупирована» Россией, а некоторые белорусские оппозиционеры даже предприняли попытки юридически это обосновать. В частности, экс-министр культуры республики Павел Латушко заявил, что страна находится в ситуации «невраждебной оккупации в условиях мирного времени», фактически повторив то, что ранее озвучили некоторые западные политики. Например, глава МИД Литвы Габриэлюс Ландсбергис заявлял, что рассматривает Белоруссию «как частично оккупированную», а президент США Джо Байден отмечал, что белорусский режим якобы «утратил эффективный контроль над своей территорией».

В конечном счете подобные заявления делаются для того, чтобы в нужный момент можно было объявить очередной «освободительный поход», призванный сделать Белоруссию «независимой» от тех, кого белорусские оппозиционеры называют сегодня «лукашистами». Этот термин все чаще стал звучать на повестке дня, практически сравнявшись по своей значимости и эмоциональной окраске с распространяемым Украиной термином «рашисты». По мнению белорусской оппозиции и ее кураторов, «лукашисты» — это те белорусы, которые поддерживают нынешний политический режим, интеграцию с Россией, а также отказываются плясать под дудку Запада. И таким, как считают беглые оппозиционеры, в «новой» Белоруссии не должно быть места. Это означает, что в случае прихода к власти в республике Тихановской и ей подобных, среди которых все больше становится радикалов с неонацистскими взглядами, участь многих белорусов может быть незавидной.

Кроме того, под прикрытием заявлений о начавшемся некоем «национально-освободительном движении» оппозиция и ее кураторы открыто готовят боевиков для встречи интервентов. В частности, советник Тихановской Франак Вячорко заявил, что в Белоруссии реализуется партизанский план «Перамога» («Победа»), который в настоящее время «перестраивается на борьбу с российскими оккупантами, которые все еще находятся на нашей территории». По его словам, в республике есть свое «подполье», формируются структуры, которые «в правильный момент» будут мобилизованы для вооруженного переворота, а также набраны десятки тысяч «волонтеров», которые занимаются шпионажем в пользу стран НАТО. И все это происходит в рамках все того же «национально-освободительного движения» против России, порожденного воспаленным мозгом белорусских оппозиционеров.

Дополнительно ко всему сегодня уже открыто говорят о том, что «освобождать» Белоруссию будут подготовленные за рубежом боевики, среди которых особое место займут беглые белорусы, часть которых принимает участие в боевых действиях на Украине в составе так называемого «полка имени Кастуся Калиновского». Руководство данного подразделения не раз подтверждало свою готовность стать главной ударной силой для вторжения с украинского направления. Правда, в «полку Калиновского» прекрасно понимают, что шансов у них в боевом столкновении с регулярными частями белорусской армии нет. Поэтому вся надежда как у «калиновцев», так и у Тихановской с ее окружением сегодня на то, что удастся дестабилизировать обстановку в Белоруссии настолько, чтобы это стало предлогом для прямой иностранной интервенции со стороны стран НАТО. Как показывают последние события, именно к такому сценарию сегодня усиленно готовятся ближайшие соседи республики.

В Минске уже не раз указывали на то, что поведение Польши и стран Прибалтики вызывает крайнюю степень тревоги. И речь в данном случае идет не только о непрекращающихся военных учениях НАТО у границ Союзного государства, а также явно агрессивной риторике, звучащей со стороны Запада. Сегодня уже невооруженным глазом видна подготовка к наступлению на восточном направлении со стороны Польши. Как заявил 16 ноября заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил по боевому управлению Белоруссии генерал-майор Валерий Гнилозуб, «развернутые в сопредельных странах формирования НАТО могут стать основой для создания ударных группировок против России и Белоруссии как ее ближайшего союзника». По его словам, для этого сегодня «на территории сопредельных государств ударными темпами развивается военная инфраструктура». В том числе завершается модернизация аэродромов Польши и прибалтийских республик, ведется реконструкция учебных центров и полигонов для «обеспечения деятельности воинских контингентов НАТО», а также перебрасываются американские военные подразделения к белорусской границе. Нельзя забывать и о том, что именно поляки одними из первых заявили о готовности довести свои военные расходы до 3% ВВП, а также увеличить численность армии, значительная часть которой должна будет располагаться в непосредственной близости от Белоруссии.

Конечно, не понимать подобное в Минске не могут, а потому проводят всевозможные мероприятия по усилению обороноспособности государства. Более того, излишняя активность беглой оппозиции и их сторонников в Белоруссии вынуждает руководство республики ужесточать меры воздействия на своих противников и внутри страны. Это необходимо для того, чтобы не допустить дестабилизации обстановки в обществе, что, по мнению беглых оппозиционеров и их западных кураторов, должно спровоцировать начало государственного переворота и позволить начать интервенцию с «миротворческой» миссией.

Единственным моментом, который пока сдерживает действия стран Запада, является позиция России. И от того, насколько успешными будут действия Москвы в проведении СВО на Украине, напрямую зависит и будущее Белоруссии. Если в НАТО решат, что Москва может не проявить решительности для защиты своего союзника, интервенция может стать реальностью.

Наталья Григорьева
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2022/11/19/vtorzhenie-v-belorussiyu-novyy-scenariy-i-ego-uchastniki

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Translate »