Источник: daryo.uz

Тупик или битва за Днепр: возможные варианты развития событий на Украине

ВСУ рвётся на восток

О качестве западной аналитики и уровне работы разведывательной службы очень хорошо говорят прогнозы начала текущего года. Украинской армии все подряд, начиная с ЦРУ и заканчивая антироссийскими либералами, прочили поражение в первые же недели спецоперации. Ситуация, как видим, пошла немного по другому сценарию. Летом в натовской разведке даже поговаривали о серьёзной реформе аналитических служб в связи с тотальным провалом. Сейчас у западных военных крен в другую сторону – тотальная дискредитация уровня армии России. Золотую середину найти очень непросто. Поэтому относиться к вражеским прогнозам о будущем Украины стоит очень осторожно. Тем не менее, это не отменяет нашего пристального внимания к западной риторике.

Не так давно The Economist решил пролить свет на следующие несколько месяцев российской спецоперации. Мнение достаточно серьёзного издания не стоит пропускать мимо – оно позволяет понять настроения внутри западного истеблишмента. А уже от этого может зависеть уровень будущей поддержки киевского режима. Поэтому проанализируем рассуждения издания без лишних эмоций. The Economist предлагает три сценария развития событий. Первый и самый оптимистичный для Зеленского заключается в медленном, но верном выдавливании российской армии на восток. В фантазиях британских аналитиков ВСУ после получения Херсона не остановятся на достигнутом и ударами «божественного» HIMARS развернут армию России вспять.

Источник: thenationalherald.com

The Economist описывает логику событий:

«Российские позиции в Луганске рушатся, Украина снова захватывает Северодонецк, а затем быстро продвигается дальше на восток. По мере того как потери русских растут, новобранцы отказываются воевать. Западные страны спешно перебрасывают в Украину новые системы ПВО, снижая воздействие тактики России, основанной на её быстро истощающемся арсенале высокоточных ракет.»

Нестареющая мантра про иссякшие российские арсеналы удивительным образом не сходит со страниц западной прессы. Подобное успокоительное можно найти у большинства иностранных журналистов на протяжении всего конфликта. Пожалуй, только Fox News, регулярно посылающий Зеленского куда подальше, старается не акцентировать на этом мифе лишнего внимания. Запад в лице журналистов The Economist всерьёз рассматривает возможность вынужденного отступления России со своих новых территорий. В прогнозах пять бригад ВСУ прорывают фронт в Запорожской области, выходят к Мариуполю и разрезают сухопутный коридор в Крым. Дальше сыплются остальные направления – националисты штурмуют Северодонецк и приближаются к Луганску. Воодушевлённые иностранные спонсоры подкидывают больше оружия и амуниции, в ВСУ демонстрируют победы за победами. Казалось бы, команде Зеленского пора открывать шампанское, но именно на этом этапе Запад ожидает особого ожесточения конфликта. По мнению журналистов, дело может дойти до ударов тактическим ядерным оружием и неконтролируемой эскалации событий. The Economist вспомнил о российской конституции, по которой защита территории обеспечивается любыми доступными способами. Не самый оптимистичный вариант для Киева. На этом стоит отдельно зафиксироваться – немалая (если не большая) часть западной элиты видит в победе ВСУ на поле боя огромные риски.

Варианты № 2 и № 3

Псевдопозитивным сценарием для украинских властей западные журналисты не ограничились. Присутствует и печальные для Зеленского прогнозы. Позиционный тупик один из таких. По-западному он называется «патовая ситуация». Россия не может организовать наступление. Объяснение у иностранцев на этот счёт простое – необученные и слабо мотивированные бойцы способны только рыть окопы и отстреливаться. Без поддержки бронетехники (все помнят, что ВСУ уничтожили все танки РФ?) эффективное наступление невозможно. Раз от разу это заканчивается большими потерями и единственным выходом видится возврат к глухой обороне. Не лучше дела обстоят и у националистов. Техники хронически не хватает, и каждый километр завоёванной территории даётся бандеровцам всё сложнее. В итоге Зеленский вынужден перевести фронты в аналогичную российской глухую оборону. Конфликт замораживается, несмотря на то, что Украина, по словам секретаря Совета национальной безопасности и обороны Алексея Данилова, не «морозильная камера». Это нежелательный вариант как для Запада, так и для киевского режима. Россия показала ресурсную обеспеченность и готовность идти до конца. У Европы же возникнут серьёзные проблемы с обеспеченностью газом как в течение 2023 года, так и с наступлением следующей зимы. В части государств растёт возмущение последствиями санкционной политики. Например, в Риме 5 ноября случился протест десятков тысяч итальянцев под лозунгами:

«Мы не хотим войны. Нет оружия, нет санкций. Где дипломатия?»

Источник: albawaba.com

Кремль продолжает наносить удары по украинской инфраструктуре, и коллективному Западу приходится оплачивать ещё и восстановление разрушенных объектов. Насколько долго это может продлиться, неизвестно, но The Economist делает ставку на экономическое истощение России. В пику западным аналитикам есть мнение Алексея Кудрина относительно финансовых перспектив нашего государства. Его вряд ли можно упрекнуть в ангажированности Кремлём. По мнению Кудрина, в этом году падение российского ВВП составит 3,3 %, а вероятно – и 2,9 %. Запад в самых страшных снах прогнозировал тотальный крах к декабрю, и даже самые взвешенные оценки ожидали десятипроцентное падение валового продукта. Оценки на следующий год разнятся. Падение от 0,8 % в самом оптимистичном варианте до нескольких процентов в худшем случае. О чём говорят аналитики, когда речь заходит об Украине? Здесь вообще нечего оценивать. Страна на сто процентов зависит от иностранной помощи, поэтому и гипотетический ВВП стоит оценивать по степени благосклонности Вашингтона и Брюсселя. Военная и финансовая помощь Запада небезгранична, а потенциал России не идёт ни в какое сравнение с украинским. Сколько ещё смогут европейские лидеры и Джо Байден поддерживать Зеленского в необходимых ему объёмах? «Столько, сколько потребуется», — отвечают они. И, действительно, на Западе время спускать на тормозах украинский конфликт ещё не пришло. Это хорошо показал форум G7 с характерным итоговым заявлением. Абсурдность риторики понимают даже в Соединенных Штатах. Эксперт Rand Corporation Сэмюэль Чарап пишет в этой связи:

«Заявление G7 – это, по сути, требование полной капитуляции России, что не является правдоподобным дипломатическим исходом. Дипломатия по определению предполагает взаимные уступки. Ожидание не должно быть ещё одним Версальским договором.»

Это означает одно – стратегическое затишье на фронтах пока не оборачивается дивидендами для России.

Рассматривается и третий сценарий развития украинского кризиса. По нему, российская армия весной собирает ударный кулак и наступает в районе Кривого Рога, освобождает Славянск и Краматорск. Это будет частью так называемой битвы за Днепр. Интересно, что The Economist считает подобный вариант наименее вероятным. В качестве главных рисков череды успешных российских наступлений аналитики видят вынужденный мир на условиях Кремля. При этом Зеленский не рассматривается самостоятельной фигурой – к дипломатическому решению вопроса его принуждает Запад. Неизвестно только, принимает ли Россия дипломатическое разрешение конфликта.

При любом из трёх сценариев развития украинского кризиса в глазах западных наблюдателей неподдельный страх перед жаждой российского реванша. Дескать, отдохнём, соберём силы и ударим. Не сразу, конечно, но всё-таки снесём режим националистов. И это, пожалуй, главная причина, почему иностранные спонсоры пока сдержанно относятся к мирному разрешению ситуации. Автор: Евгений Федоров https://topwar.ru/205331-tupik-ili-bitva-za-dnepr-vozmozhnye-varianty-razvitija-sobytij-na-ukraine.html

Россию ожидает битва за Крым?Россию ожидает битва за Крым?

18 ноября глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что на территории полуострова проводятся фортификационные работы. То, что Крым готовят к обороне, мало для кого является секретом – в начале месяца западные СМИ публиковали спутниковые снимки окопов и траншей в северной части полуострова. Такие приготовления говорят о том, что российское военное командование не исключает наступления и прорывов ВСУ на южном направлении, продвижения противника на левобережную часть Херсонской области.

О том, что Киев может предпринять попытку захватить Крым в перспективе полугода в начале месяца высказался экс-командующий Сухопутными силами США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес.

«Все дороги ведут в Крым. И когда они (украинские войска – Прим. авт.) будут приближаться все ближе и ближе, они смогут применить HIMARS и другие средства высокоточных ударов большой дальности для поражения российских целей в Крыму. И как только они начнут применять высокоточное оружие по российским авиабазам и пунктам материально-технического обеспечения и военно-морским объектам в Крыму, то, я думаю, что Крым станет непригодным для обороны. И именно поэтому, я считаю, Украина освободит Крым до лета»,

– прогнозирует Ходжес.

Если бы подобное заявление из уст отставного американского генерала прозвучало несколько месяцев назад, то многие над ним посмеялись бы и не восприняли всерьез, однако после отступления ВС РФ из Херсона и Харьковской области не смешно уже никому.

В данном материале мы постараемся ответить на вопросы: битва за Крым – это реальный сценарий или фантазии украинских пропагандистов и американских чиновников? Как Запад видит дальнейшее развитие военного конфликта на Украине?

Запад намерен превратить Украину в «Израиль на Днепре»?

25 октября на сайте Фонда Карнеги (по решению Минюста прекратил свою деятельность в России весной) вышел заслуживающий внимания аналитический материал за авторством Владимира Фролова под заголовком «Суровикин, коридор и миротворцы. Как Россия изменила свои цели в отношении Украины». Кроме достаточно очевидных тезисов о том, что перед генералом Суровикиным стоит задача наладить оборону и не допустить глубокие прорывы ВСУ и дальнейшие сдвиги новых границ, там было написано следующее:

«Новая политическая цель СВО сформулирована Путиным на недавней пресс-конференции в Астане: сохранить за РФ сухопутный коридор в Крым по побережью Азовского моря и левому берегу Днепра, чтобы Киев снова «воду не выключил». Для этого контроль над Мариуполем, Бердянском, Мелитополем и Новой Каховкой важнее, чем над Херсоном, Лисичанском и Северодонецком. У Суровикина есть полномочия самому сделать этот «непростой выбор».

По поводу Херсона, автор не ошибся, по Северодонецку ситуация не столь однозначна – пока врио главы ЛНР Леонид Пасечник уверяет, что на данный момент эвакуация населения из Лисичанска и Северодонецка не планируется, что, безусловно, позитивный знак, однако все может измениться, и, как показывает история этого конфликта, достаточно быстро.

В материале на сайте Фонда Карнеги отмечается, что дипломатическое урегулирование конфликта невозможно без подвижек по территориальному вопросу с одной или другой стороны – т. е. кто-то должен уступить или потерпеть военное поражение. При этом отмечается, что консенсусная позиция Запада заключается в том, что «Москва не должна получить новых территориальных приобретений» и откатиться к границам до 24 февраля.

«Зеленский видит два возможных выхода из этой ситуации. Первый – это ускоренное вступление Украины в НАТО. Однако альянс не торопится формализовать этот статус Украины, официально приняв ее заявку на вступление. Второй возможный выход – превращение Украины в насыщенный западным и собственным оружием Израиль, «страну-воина», постоянно готовую к полномасштабной войне. Соответственно, у «украинского Израиля» должны быть мощные ВВС, системы ПВО и ракетные комплексы большой дальности. Понятно, что перспектива «Израиля на Днепре» не улыбается Москве, отсюда требования о демилитаризации Украины, впрочем, уже ставшие нереалистичными»,

– пишет Владимир Фролов.

Выходом из ситуации, как считает автор, может стать размещение миротворцев стран НАТО на Украине. И Москва якобы не против такого сценария.

«Казалось бы, Москва должна быть против такого варианта. Ведь Путин в Астане специально предупредил, что прямое вовлечение войск НАТО в операции против российских войск на Украине может закончиться применением Москвой ядерного оружия. Но тут можно договориться и по-хорошему, что силы ООН/НАТО вводятся уже после прекращения активных боевых действий для гарантии новых границ Украины и РФ (с российским коридором в Крым), а Киев их признает в рамках окончательного урегулирования. Ведь ключевое российское требование – это признание Украиной новых границ с РФ и российского суверенитета над Крымом и территориями наземного коридора, а также международные гарантии, что Киев не будет пересматривать это признание военным путем. А значит, не имеет значения, обеспечит ли эти гарантии что-то под вывеской ООН или напрямую НАТО или ЕС. Парадоксально, но по итогам СВО России действительно понадобятся гарантии безопасности Запада от будущего реваншизма Киева»,

– говорится в материале.

Насколько такой сценарий реалистичен, особенно учитывая, что на Украине неоднократно говорили о намерениях выйти на границы 1991 года? На этот вопрос нет ответа. Точно так же как и непонятно, насколько Запад поддерживает устремления Киева выйти на границы 1991 года – раз за разом из уст американских и европейских чиновников следуют достаточно противоречивые заявления.

Согласна ли Москва на подобный сценарий? Это еще более сложный вопрос по той причине, что на данный момент непонятно, как российское руководство вообще видит завершение военного конфликта на Украине.

Отсутствие идеи и стратегии – ключевая проблема СВО

В своих предыдущих материалах я отмечал, что у России нет стратегии в противостоянии с Западом и Украиной, а есть лишь набор тактик, которые применяются в зависимости от меняющейся военно-политической обстановки. Это ключевая проблема СВО.

Мы часто слышим о том, что России нужна победа, но никто не может четко ответить на вопрос – в чем конкретно эта победа будет заключаться? Каковы параметры этой победы? Какой Россия предлагает образ будущего? На эти вопросы, к сожалению, нет ясных и четких ответов.

Российское руководство, в том числе и президент Владимир Путин, много говорит о традиционных ценностях, недопустимости диктатуры Запада и т. д., однако эти слова не подкрепляются какими-либо доктринами. Какая доктрина была бы реалистична на данный момент? Вопреки расхожим мнениям, на взгляд автора, «правый», консервативный поворот России был бы более логичен, чем «левый».

Если отставить в сторону сценарий «капитуляция» (с «покаянием» и репарациями), то у России остается два пути – максимально изолироваться от мира в формате Ирана/КНДР и пытаться выжить, будучи мировым изгоем, либо стать вассалом Китая. Вариант № 2 представляется менее реалистичным, по причине того, что КНР в этом, видимо, не очень заинтересована – по крайней мере, учитывая фактическое отсутствие поддержки Российской военной операции со стороны КНР, создается именно такое впечатление.

Реализация первого сценария подразумевает строительство, пользуясь термином историка Сергея Переслегина, «просвещенного солидаризма» по образцу Хуана Перона или Антониу ди Салазара. Перонизм – достаточно интересная идеология. Его суть заключается в стремлении «интегрировать» правое и левое как части одного политического целого, не допуская их открытого противоборства с последующим политическим и идеологическим расколом общества. Перонизм был уникальным сплавом авторитарного каудильизма, социального популизма, буржуазного динамизма и социалистического модернизма.

Почему поворот вправо более логичен? Для ответа стоит задаться другим вопросом – сколько крупных «левых» партий в той же Европе поддерживают Россию? И сколько «правых»? Единственная крупная партия в Германии, которая выступает за снятие санкций против России и представители которой даже были на Донбассе – ультраправая «Альтернатива для Германии». Кто во Франции больше всего симпатизирует России? «Национальный фронт» Марин Ле Пен. Представители какой венгерской партии приезжали в 2014 году на Донбасс, где прошел референдум? Это была делегация «правой» партии «За лучшую Венгрию» («Йоббик»). Это не говоря о том, что Россия с надеждой смотрит на Республиканскую партию США и Дональда Трампа, который не раз называл себя националистом и антиглобалистом.

В случае консервативного «правого» поворота и демонстрации каких-либо успехов, Россия могла бы стать центром консолидации правых сил в Европе. Однако для реализации первого сценария России необходимо не только перестроить экономику (импортозамещение и т. д.), хотя бы частично обновить элиты и объявить соответствующие доктрины – одним из ключевых условий является непроигрыш России на Украине. И с этим на данный момент дела обстоят, прямо скажем, не очень хорошо.

Украина строит планы захвата Крыма

На данный момент есть устойчивое ощущение, что в Кремле есть достаточно сильная партия (насколько сильная – дискуссионный вопрос), ратующая именно за вариант «капитуляции». Учитывая, что боевые действия на Украине явно затягиваются, а компромисса с Западом добиться не получается, это не вызывает удивления. Однако все эти закулисные тайные переговоры с Западом, нелогичные уступки и странные решения вызваны не только наличием этой партии, но и военной слабостью России. На Западе и на Украине видят эту слабость, поэтому становятся все наглее и самоувереннее.

Заместитель министра обороны Украины Владимир Гаврилов, например, вчера в интервью западным СМИ сделал громкое заявление о том, что война может закончиться к концу весны, а Крым Киев захватит уже к концу года. Разумеется, такие заявления – это фантазии украинских чиновников, и делаются они на фоне эйфории противника после оставления Российскими войсками Херсона.

Тем не менее угроза продолжения наступления ВСУ на юге никуда не делась – противник может ударить как в направлении Мелитополя, чтобы попытаться перерезать сухопутный коридор в Крым, так и попытаться захватить левобережную часть Херсонской области (хотя это будет сделать сложнее).

В следующем году угроза Крыму может стать вполне реальной, особенно в случае если украинским войскам удастся перерезать сухопутный коридор на полуостров. Но даже если ВС РФ отобьют все атаки противника и будут успешно обороняться, то войны в любом случае не выигрываются в обороне, ибо оборонительная тактика при отсутствии стратегии не способна привести к успеху.

России нужно продолжать бить по энергосистеме Украины, однако даже полный вывод ее из строя, что может создать угрозу обслуживанию войск, не приведет к немедленному военному краху Киева – фронт в одночасье не рухнет. Да и не стоит забывать, что такие удары наносятся в первую очередь для того, чтобы Зеленский согласился на переговоры с Москвой, в весьма ограниченном формате (удары наносятся в основном по подстанциям 330 кВ, а не по 750 кВ).

В случае если украинская энергосистема рухнет, Киев может открыть границы для мужчин, чтобы поток беженцев хлынул в Европу, и согласиться на долгосрочное перемирие с РФ. Однако без мирного соглашения это перемирие станет лишь передышкой перед новым этапом войны. Кстати, потоком беженцев Зеленский также пугает Европу, требуя увеличения военной помощи.

Чтобы вести успешные боевые действия, России нужно не только бить по инфраструктуре – ракетными ударами войны не выигрывают – но и в первую очередь делать работу над ошибками, чего на данный момент не наблюдается. По-прежнему генералы ради новых медалей на грудь дают указания штурмовать позиции ВСУ в лоб, не считаясь с потерями, всё так же не решены вопросы со снабжением военнослужащих. Никакой строгой системы наказания на данный момент нет, поэтому генералы чувствуют свою абсолютную безнаказанность. Инициатива на местах, как и раньше, наказуема.

Для того, чтобы поменять ситуацию, России нужно измениться, ибо в нынешнем формате существования добиться успеха невозможно. Автор: Виктор Бирюков (Луганск) https://topwar.ru/205391-rossiju-ozhidaet-bitva-za-krym.html

от Смолянский Давид

Эгоист, циник, нигилист, нонконформист, мизантроп, антивеган, приколист, пошляк-матершинник. Не толерантен, не политкорректен.

Translate »